6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 244 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

He was envied and hated for his wealth and superior ability; his reserve baffled the inquisitive; his humility seemed like haughtiness to these petty superficial natures.
Ему завидовали, его ненавидели только потому, что он был богат и исключительно умен; своим молчанием он обманывал надежды любопытных; людям мелочным и поверхностным его скромность казалась высокомерием.
He guessed the secret unpardonable crime which he had committed against them; he had overstepped the limits of the jurisdiction of their mediocrity.
Он понял, какое тайное и непростительное преступление совершал по отношению к ним: он ускользал от власти посредственности.
He had resisted their inquisitorial tyranny; he could dispense with their society; and all of them, therefore, had instinctively combined to make him feel their power, and to take revenge upon this incipient royalty by submitting him to a kind of ostracism, and so teaching him that they in their turn could do without him.
Непокорный инквизиторскому их деспотизму, он осмеливался обходиться без них; стремясь отомстить ему за гордую независимость, таящуюся под этим, все инстинктивно объединились, чтобы дать ему почувствовать их силу, подвергнуть его своего рода остракизму, показать, что они тоже могут обойтись без него.
Pity came over him, first of all, at this aspect of mankind, but very soon he shuddered at the thought of the power that came thus, at will, and flung aside for him the veil of flesh under which the moral nature is hidden away.
He closed his eyes, so as to see no more.
Этот облик светского общества внушил ему сперва чувство жалости, но затем он невольно содрогнулся, сам испугавшись своей проницательности, которая услужливо снимала перед ним пелену плоти, окутывающую душевный мир, и он закрыл глаза, как бы не желая ничего больше видеть.
A black curtain was drawn all at once over this unlucky phantom show of truth; but still he found himself in the terrible loneliness that surrounds every power and dominion.
Эта мрачная фантасмагория истины сразу же задернулась занавесом, но Рафаэль очутился в страшном одиночестве, сопряженном со всякой властью и господством.
Just then a violent fit of coughing seized him.
В ту же минуту он сильно закашлялся.
Far from receiving one single word—indifferent, and meaningless, it is true, but still containing, among well-bred people brought together by chance, at least some pretence of civil commiseration—he now heard hostile ejaculations and muttered complaints.
Никто не сказал ему ни единого слова, пусть равнодушного и пошлого, но все же выражающего нечто похожее на учтивое сочувствие, как это в таких случаях принято среди случайно собравшихся людей из хорошего общества, — напротив, до него донеслись враждебные возгласы и негодующий шепот.
Society there assembled disdained any pantomime on his account, perhaps because he had gauged its real nature too well.
Общество даже не считало нужным прибегать перед ним к каким-нибудь прикрасам, может быть, понимая, что оно разгадано Рафаэлем до конца.
"His complaint is contagious."
— Его болезнь заразительна.
"The president of the Club ought to forbid him to enter the salon."
— Распорядителю не следовало бы пускать его в зал.
"It is contrary to all rules and regulations to cough in that way!"
— Честное слово, в порядочном обществе так кашлять не разрешается!
"When a man is as ill as that, he ought not to come to take the waters——"
— Раз человек так болен, он не должен ездить на воды…
"He will drive me away from the place."
Здесь невозможно больше оставаться.
Raphael rose and walked about the rooms to screen himself from their unanimous execrations.
Чтобы скрыться от этого злопыхательства, Рафаэль встал и начал ходить по залу.
He thought to find a shelter, and went up to a young pretty lady who sat doing nothing, minded to address some pretty speeches to her; but as he came towards her, she turned her back upon him, and pretended to be watching the dancers.
В надежде найти хоть в ком-нибудь защиту он подошел к одиноко сидевшей молодой даме и хотел было сказать ей любезность, но при его приближении она повернулась спиной и притворилась, что смотрит на танцующих.
скачать в HTML/PDF
share