6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 252 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

"But think of yourself," she went on; "several young men, who want to drive you away from the baths, have agreed to pick a quarrel with you, and to force you into a duel."
— Но подумайте о себе, — добавила она, — молодые люди, желающие изгнать вас отсюда, обещали вызвать вас на дуэль и заставить с ними драться.
The elderly lady's voice sounded in the distance.
Вдали послышался голос пожилой дамы.
"Mademoiselle," began the Marquis, "my gratitude——" But his protectress had fled already; she had heard the voice of her mistress squeaking afresh among the rocks.
— Сударыня, благодарю вас… — начал маркиз.
Но его покровительница уже исчезла, заслышав голос своей госпожи, снова пискнувшей где-то в горах.
"Poor girl! unhappiness always understands and helps the unhappy," Raphael thought, and sat himself down at the foot of a tree.
«Бедная девушка!
Несчастливцы всегда поймут и поддержат друг друга», — подумал Рафаэль и сел под деревом.
The key of every science is, beyond cavil, the mark of interrogation; we owe most of our greatest discoveries to a Why? and all the wisdom in the world, perhaps, consists in asking Wherefore? in every connection.
Ключом ко всякой науке, бесспорно, является вопросительный знак; вопросу: Как? — мы обязаны большею частью великих открытий.
Житейская мудрость, быть может, в том и состоит, чтобы при всяком случае спрашивать:
Почему?
But, on the other hand, this acquired prescience is the ruin of our illusions.
Но, с другой стороны, выработанная привычка все предвидеть разрушает наши иллюзии.
So Valentin, having taken the old maid's kindly action for the text of his wandering thoughts, without the deliberate promptings of philosophy, must find it full of gall and wormwood.
Так и Валантен, обратившись без всякой философской преднамеренности блуждающими своими мыслями к доброму поступку старой девы, почувствовал сильную горечь
"It is not at all extraordinary that a gentlewoman's gentlewoman should take a fancy to me," said he to himself.
"I am twenty-seven years old, and I have a title and an income of two hundred thousand a year.
«Что в меня влюбилась компаньонка, в этом нет ничего необыкновенного, — решил он, — мне двадцать семь лет, у меня титул и двести тысяч ливров доходу!
But that her mistress, who hates water like a rabid cat—for it would be hard to give the palm to either in that matter—that her mistress should have brought her here in a boat!
Is not that very strange and wonderful?
Но что ее госпожа, которая по части водобоязни не уступит кошкам, прокатила ее в лодке мимо меня, — вот это странно, вот это удивительно.
Those two women came into Savoy to sleep like marmots; they ask if day has dawned at noon; and to think that they could get up this morning before eight o'clock, to take their chances in running after me!"
Две дамы приехали в Савойю, чтобы спать как сурки, спрашивают в полдень, взошло ли уже солнце, — а нынче встали в восьмом часу утра и пустились за мной в погоню, чтобы развлечься случайной встречей».
Very soon the old maid and her elderly innocence became, in his eyes, a fresh manifestation of that artificial, malicious little world.
It was a paltry device, a clumsy artifice, a piece of priest's or woman's craft.
Старая дева со своею сорокалетнею наивностью вскоре стала в глазах Рафаэля еще одной разновидностью коварного и сварливого света, стала воплощением низкой хитрости, неуклюжего коварства, того пристрастия к мелким дрязгам, какое бывает у женщин и попов.
Was the duel a myth, or did they merely want to frighten him?
Была ли дуэль выдумкой, или, быть может, его хотели запугать?
But these petty creatures, impudent and teasing as flies, had succeeded in wounding his vanity, in rousing his pride, and exciting his curiosity.
Нахальные и назойливые, как мухи, эти мелкие душонки сумели задеть его самолюбие, пробудили его гордость, затронули его любопытство.
скачать в HTML/PDF
share