6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 258 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

It suddenly struck him that the possession of power, no matter how enormous, did not bring with it the knowledge how to use it.
Он вдруг подумал, что обладание могуществом, как бы ни было оно безгранично, не научает пользоваться им.
The sceptre is a plaything for a child, an axe for a Richelieu, and for a Napoleon a lever by which to move the world.
Скипетр — игрушка для ребенка, для Ришелье — секира, а для Наполеона — рычаг, с помощью которого можно повернуть мир.
Power leaves us just as it finds us; only great natures grow greater by its means.
Власть оставляет нас такими же, каковы мы по своей природе, и возвеличивает лишь великих.
Raphael had had everything in his power, and he had done nothing.
Рафаэль мог все, но не свершил ничего.
At the springs of Mont Dore he came again in contact with a little world of people, who invariably shunned him with the eager haste that animals display when they scent afar off one of their own species lying dead, and flee away.
На мондорских водах все то же общество удалялось от него с неизменной поспешностью, как животные бросаются прочь от павшего животного, зачуяв издали смертный дух.
The dislike was mutual.
Эта ненависть была взаимной.
His late adventure had given him a deep distaste for society; his first care, consequently, was to find a lodging at some distance from the neighborhood of the springs.
Последнее приключение внушило ему глубокую неприязнь к обществу.
Поэтому первой заботой Рафаэля было отыскать в окрестностях уединенное убежище.
Instinctively he felt within him the need of close contact with nature, of natural emotions, and of the vegetative life into which we sink so gladly among the fields.
Он инстинктивно ощущал потребность приобщиться к природе, к неподдельным чувствам, к той растительной жизни, которой мы так охотно предаемся среди полей.
The day after he arrived he climbed the Pic de Sancy, not without difficulty, and visited the higher valleys, the skyey nooks, undiscovered lakes, and peasants' huts about Mont Dore, a country whose stern and wild features are now beginning to tempt the brushes of our artists, for sometimes wonderfully fresh and charming views are to be found there, affording a strong contrast to the frowning brows of those lonely hills.
На другой день по приезде он не без труда взобрался на вершину Санси, осмотрел горные местности, неведомые озера, сельские хижины Мон-Дора, суровый, дикий вид которых начинает ныне соблазнять кисть наших художников.
Порою здесь встречаются красивые уголки, полные очарования и свежести, составляющие резкий контраст с мрачным видом этих угрюмых гор.
Barely a league from the village Raphael discovered a nook where nature seemed to have taken a pleasure in hiding away all her treasures like some glad and mischievous child.
Почти в полумиле от деревни Рафаэль очутился в такой местности, где игривая и веселая, как ребенок, природа, казалось, нарочно таила лучшие свои сокровища.
At the first sight of this unspoiled and picturesque retreat, he determined to take up his abode in it.
Здесь, в уединенных этих местах, живописных и милых, он и задумал поселиться.
There, life must needs be peaceful, natural, and fruitful, like the life of a plant.
Здесь можно было жить спокойной, растительной жизнью — жизнью плода на дереве.
скачать в HTML/PDF
share