6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 264 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

When we bolt the door, who ever could get inside?
Когда загородим вход, кто сюда может войти?
Oh, no, we aren't afraid at all.
Нет, мы ничего не боимся!
And besides," she said, as she brought the Marquis into the principal room in the house, "what should thieves come to take from us here?"
И то сказать, — добавила она, приглашая маркиза войти в самую большую комнату в доме, — что ворам и взять-то у нас?
She designated the room as she spoke; the smoke-blackened walls, with some brilliant pictures in blue, red, and green, an
Она обвела рукой закопченные стены, единственным украшением которых служили разрисованные голубой, красной и зеленой красками картины:
"End of Credit," a Crucifixion, and the
«Смерть Кредита»,
«Страсти господни» и
"Grenadiers of the Imperial Guard" for their sole ornament; the furniture here and there, the old wooden four-post bedstead, the table with crooked legs, a few stools, the chest that held the bread, the flitch that hung from the ceiling, a jar of salt, a stove, and on the mantleshelf a few discolored yellow plaster figures.
«Гренадеры императорской гвардии»; да еще была в комнате старая ореховая кровать с колонками, стол на витых ножках, скамьи, квашня, свиное сало, подвешенное к потолку, соль в горшке, печка и на полке очага пожелтевшие раскрашенные гипсовые фигуры.
As he went out again Raphael noticed a man half-way up the crags, leaning on a hoe, and watching the house with interest.
Выйдя из дома, Рафаэль заметил среди скал мужчину с мотыгой в руках, который, нагнувшись, с любопытством посматривал на дом.
"That's my man, sir," said the Auvergnate, unconsciously smiling in peasant fashion; "he is at work up there."
— Хозяин, — сказала овернка, и у нее появилась обычная для крестьянки улыбка. 
— Он там работает.
"And that old man is your father?"
— А старик — ваш отец?
"Asking your pardon, sir, he is my man's grandfather.
— Нет, изволите ли видеть, это дед моего хозяина.
Such as you see him, he is a hundred and two, and yet quite lately he walked over to Clermont with our little chap!
От роду ему сто два года.
А все же на днях он сводил нашего мальчишку пешком в Клермон!
Oh, he has been a strong man in his time; but he does nothing now but sleep and eat and drink.
Крепкий был человек, ну, а теперь только спит, пьет да ест.
He amuses himself with the little fellow.
Sometimes the child trails him up the hillsides, and he will just go up there along with him."
С мальчишкой забавляется, иной раз малыш тащит его в горы, и он ничего, идет.
Valentin made up his mind immediately.
He would live between this child and old man, breathe the same air; eat their bread, drink the same water, sleep with them, make the blood in his veins like theirs.
It was a dying man's fancy.
Валантен сразу же решил поселиться со стариком и ребенком, дышать тем же воздухом, есть тот же хлеб, спать тем же сном, наполнить свои жилы такою же кровью, Причуды умирающего!
For him the prime model, after which the customary existence of the individual should be shaped, the real formula for the life of a human being, the only true and possible life, the life-ideal, was to become one of the oysters adhering to this rock, to save his shell a day or two longer by paralyzing the power of death.
Стать улиткой, прилепившейся к этим скалам, на несколько лишних дней сберечь свою раковину, заглушить в себе работу смерти стало для него основой поведения, единственной целью бытия, прекрасным идеалом жизни, единственно правильной жизнью, настоящей жизнью.
скачать в HTML/PDF
share