6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 272 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

That piping of his, without dancers to it, and the solitary old man himself, in the shadow of the lime-tree, with his curmudgeon's face, scanty hair, and ragged clothing, was like a fantastic picture of Raphael's wish.
В этой музыке без танцоров, в этом стоящем под липой одиноком старике с уродливым профилем, со всклокоченными волосами, одетом в рубище, было как бы фантастически олицетворено пожелание Рафаэля.
The heavy rain was pouring in torrents; it was one of those thunderstorms that June brings about so rapidly, to cease as suddenly.
Лил потоками дождь, настоящий июньский дождь, который внезапно низвергается на землю из насыщенных электричеством туч и так же неожиданно перестает.
The thing was so natural, that, when Raphael had looked out and seen some pale clouds driven over by a gust of wind, he did not think of looking at the piece of skin.
Это было настолько естественно, что Рафаэль, поглядев, как вихрь несет по небу белесоватые тучи, и не подумал взглянуть на шагреневую кожу.
He lay back again in the corner of his carriage, which was very soon rolling upon its way.
Он пересел в угол кареты, и вскоре она снова покатила по дороге.
The next day found him back in his home again, in his own room, beside his own fireside.
На другой день он был уже у себя дома, в своей комнате, возле камина.
He had had a large fire lighted; he felt cold.
Он велел натопить пожарче, его знобило.
Jonathan brought him some letters; they were all from Pauline.
Ионафан принес письма.
Все они были от Полины.
He opened the first one without any eagerness, and unfolded it as if it had been the gray-paper form of application for taxes made by the revenue collector.
Он не спеша вскрыл и развернув первое, точно это была обыкновенная повестка сборщика налогов.
He read the first sentence:
Он прочитал начало:
"Gone!
«Уехал!
This really is a flight, my Raphael.
Но ведь это бегство, Рафаэль.
How is it?
Как же так?
No one can tell me where you are.
Никто не может мне сказать, где ты.
And who should know if not I?"
И если я не знаю, то кто же тогда знает? «
He did not wish to learn any more.
He calmly took up the letters and threw them in the fire, watching with dull and lifeless eyes the perfumed paper as it was twisted, shriveled, bent, and devoured by the capricious flames.
Не пожелав читать дальше, он холодно взял письма и, бросив их в камин, тусклым, безжизненным взглядом стал смотреть, как огонь пробегает по надушенной бумаге, как он скручивает ее, как она отвердевает, изгибается и рассыпается на куски.
Fragments that fell among the ashes allowed him to see the beginning of a sentence, or a half-burnt thought or word; he took a pleasure in deciphering them—a sort of mechanical amusement.
На пепле свернулись полуобгоревшие клочки, и на них еще можно было разобрать то начало фразы, то отдельные слова, то какую-нибудь мысль, конец которой был уничтожен огнем, и Рафаэль машинально увлекся этим чтением.
"Sitting at your door—expected—Caprice—I obey—Rivals—I, never!—thy Pauline—love—no more of Pauline?—If you had wished to leave me for ever, you would not have deserted me—Love eternal—To die——"
«Рафаэль… сидела у твоей двери… ждала… Каприз… подчиняюсь…
Соперницы… я — нет!.. твоя Полина любит… Полины, значит, больше нет?..
Если бы ты хотел меня бросить, ты бы не исчез так… Вечная любовь…
Умереть… «
The words caused him a sort of remorse; he seized the tongs, and rescued a last fragment of the letter from the flames.
От этих слов в нем заговорила совесть — он схватил щипцы и спас от огня последний обрывок письма.
скачать в HTML/PDF
share