6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 52 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

"Some drink!"
— Выпьем!
"What will you bet that I will drink a bottle of champagne like a flash, at one pull?"
— Хочешь держать пари, что я выпью бутылку шампанского единым духом?
"What a flash of wit!"
— Хорош дух! — вскрикнул Бисиу.
"Drunk as lords," muttered a young man gravely, trying to give some wine to his waistcoat.
— Они перепились, как ломовые, — сказал молодой человек, с серьезным видом поивший свой жилет.
"Yes, sir; real government is the art of ruling by public opinion."
— Да, в наше время искусство правления заключается в том, чтобы предоставить власть общественному мнению.
"Opinion?
— Общественному мнению?
That is the most vicious jade of all.
Да ведь это самая развратная из всех проституток!
According to you moralists and politicians, the laws you set up are always to go before those of nature, and opinion before conscience.
Послушать вас, господа моралисты и политики, вашим законам мы должны во всем отдавать предпочтение перед природой, а общественному мнению — перед совестью.
You are right and wrong both.
Да бросьте вы!
Все истинно — и все ложно!
Suppose society bestows down pillows on us, that benefit is made up for by the gout; and justice is likewise tempered by red-tape, and colds accompany cashmere shawls."
Если общество дало нам пух для подушек, то это благодеяние уравновешивается подагрой, точно так же как правосудие уравновешивается судебной процедурой, а кашемировые шали порождают насморк.
"Wretch!"
Emile broke in upon the misanthrope, "how can you slander civilization here at table, up to the eyes in wines and exquisite dishes?
— Чудовище! — прерывая мизантропа, сказал Эмиль Блонде. 
— Как можешь ты порочить цивилизацию, когда перед тобой столь восхитительные вина и блюда, а ты сам того и гляди свалишься под стол?
Eat away at that roebuck with the gilded horns and feet, and do not carp at your mother..."
Запусти зубы в эту косулю с золочеными копытцами и рогами, но не кусай своей матери…
"Is it any fault of mine if Catholicism puts a million deities in a sack of flour, that Republics will end in a Napoleon, that monarchy dwells between the assassination of Henry IV. and the trial of Louis XVI., and Liberalism produces Lafayettes?"
— Чем же я виноват, если католицизм доходит до того, что в один мешок сует тысячу богов, если Республика кончается всегда каким-нибудь Наполеоном, если границы королевской власти находятся где-то между убийством Генриха Четвертого и казнью Людовика Шестнадцатого, если либерализм становится Лафайетом ?
"Didn't you embrace him in July?"
— А вы не обнимались с ним в июле?
"No."
— Нет.
"Then hold your tongue, you sceptic."
— В таком случае молчите, скептик.
"Sceptics are the most conscientious of men."
— Скептики — люди самые совестливые.
"They have no conscience."
— У них нет совести.
"What are you saying?
— Что вы говорите!
They have two apiece at least!"
У них по меньшей мере две совести.
"So you want to discount heaven, a thoroughly commercial notion.
— Учесть векселя самого неба — вот идея поистине коммерческая!
Ancient religions were but the unchecked development of physical pleasure, but we have developed a soul and expectations; some advance has been made."
Древние религии представляли собою не что иное, как удачное развитие наслаждения физического; мы, нынешние, мы развили душу и надежду — в том и прогресс.
"What can you expect, my friends, of a century filled with politics to repletion?" asked Nathan.
— Ах, друзья мои, чего ждать от века, насыщенного политикой? — сказал Натан. 
"What befell The History of the King of Bohemia and his Seven Castles, a most entrancing conception?..."
— Каков был конец
«Истории короля богемского и семи его замков» — такой чудесной повести!
"I say," the would-be critic cried down the whole length of the table.
— Что? — через весь стол крикнул знаток. 
"The phrases might have been drawn at hap-hazard from a hat, 'twas a work written 'down to Charenton.'"
— Да ведь это набор фраз, высосанных из пальца, сочинение для сумасшедшего дома.
"You are a fool!"
— Дурак!
"And you are a rogue!"
— Болван!
скачать в HTML/PDF
share