6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 56 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

What do you say?"
Что ты на это скажешь?
"I am thinking of the seas of blood shed by Catholicism."
Emile replied, quite unimpressed.
— Я думаю о потоках крови, пролитых католицизмом, — холодно ответил Эмиль. 
"It has drained our hearts and veins dry to make a mimic deluge.
— Он проник в наши жилы, в наши сердца, — прямо всемирный потоп.
No matter!
Но что делать!
Every man who thinks must range himself beneath the banner of Christ, for He alone has consummated the triumph of spirit over matter; He alone has revealed to us, like a poet, an intermediate world that separates us from the Deity."
Всякий мыслящий человек должен идти под стягом Христа.
Только Христос освятил торжество духа над материей, он один открыл нам поэзию мира, служащего посредником между нами и богом.
"Believest thou?" asked Raphael with an unaccountable drunken smile.
— Ты думаешь? — спросил Рафаэль, улыбаясь пьяной и какой-то неопределенной улыбкой. 
"Very good; we must not commit ourselves; so we will drink the celebrated toast, Diis ignotis!"
— Ладно, чтобы нам себя не компрометировать, провозгласим знаменитый тост: Diis ignotis (Неведомым богам (лат. )).
And they drained the chalice filled up with science, carbonic acid gas, perfumes, poetry, and incredulity.
И они осушили чаши — чаши науки, углекислого газа, благовоний, поэзии и неверия.
"If the gentlemen will go to the drawing-room, coffee is ready for them," said the major-domo.
— Пожалуйте в гостиную, кофе подан, — объявил дворецкий.
There was scarcely one of those present whose mind was not floundering by this time in the delights of chaos, where every spark of intelligence is quenched, and the body, set free from its tyranny, gives itself up to the frenetic joys of liberty.
В этот момент почти все гости блуждали в том сладостном преддверии рая, где свет разума гаснет, где тело, освободившись от своего тирана, предается на свободе бешеным радостям.
Some who had arrived at the apogee of intoxication were dejected, as they painfully tried to arrest a single thought which might assure them of their own existence; others, deep in the heavy morasses of indigestion, denied the possibility of movement.
Одни, достигнув апогея опьянения, хмурились, усиленно пытаясь ухватиться за мысль, которая удостоверила бы им собственное их существование; другие, осовевшие оттого, что пища у них переваривалась с трудом, отвергали всякое движение.
Отважные ораторы еще произносили неясные слова, смысл которых ускользал от них самих.
Кое-какие припевы еще звучали, точно постукивала машина, по необходимости завершающая свое движение — это бездушное подобие жизни.
The noisy and the silent were oddly assorted.
Суматоха причудливо сочеталась с молчанием.
For all that, when new joys were announced to them by the stentorian tones of the servant, who spoke on his master's behalf, they all rose, leaning upon, dragging or carrying one another.
Тем не менее, услыхав голос слуги, который вместо хозяина возвещал новые радости, гости направились в залу, увлекая и поддерживая друг друга, а кое-кого даже неся на руках.
But on the threshold of the room the entire crew paused for a moment, motionless, as if fascinated.
На мгновение толпа остановилась в дверях, неподвижная и очарованная.
The intemperate pleasures of the banquet seemed to fade away at this titillating spectacle, prepared by their amphitryon to appeal to the most sensual of their instincts.
Все наслаждения пира побледнели перед тем возбуждающим зрелищем, которое предлагал амфитрион в утеху самых сладострастных из человеческих чувств.
Beneath the shining wax-lights in a golden chandelier, round about a table inlaid with gilded metal, a group of women, whose eyes shone like diamonds, suddenly met the stupefied stare of the revelers.
При свете горящих в золотой люстре свечей, вокруг стола, уставленного золоченым серебром, группа женщин внезапно предстала перед остолбеневшими гостями, у которых глаза заискрились, как бриллианты.
Their toilettes were splendid, but less magnificent than their beauty, which eclipsed the other marvels of this palace.
Богаты были уборы, но еще богаче — ослепительная женская красота, перед которой меркли все чудеса этого дворца.
скачать в HTML/PDF
share