6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 93 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

She had the tact of a woman and the inventiveness of a child; she would smile as she made sign to me that I must not see her.
По-женски грациозно и по-детски простодушно она, улыбаясь, делала мне знак, чтобы я не обращал на нее внимания.
Ariel glided under my roof in the form of a sylph who foresaw every want of mine.
То был Ариэль , как сильф, скользнувший под мою кровлю и предупреждавший мои желания.
"One evening Pauline told me her story with touching simplicity.
Однажды вечером Полина с трогательной наивностью рассказала мне свою историю.
Her father had been a major in the horse grenadiers of the Imperial Guard.
Ее отец командовал эскадроном конных гренадеров императорской гвардии.
He had been taken prisoner by the Cossacks, at the passage of Beresina; and when Napoleon later on proposed an exchange, the Russian authorities made search for him in Siberia in vain; he had escaped with a view of reaching India, and since then Mme.
Gaudin, my landlady, could hear no news of her husband.
При переправе через Березину он был взят в плен казаками; впоследствии, когда Наполеон предложил обменять его, русские власти тщетно разыскивали его в Сибири; по словам других пленных, он бежал, намереваясь добраться до Индии.
С тех пор госпоже Годэн, моей хозяйке, не удалось получить никаких известий о муже.
Then came the disasters of 1814 and 1815; and, left alone and without resource, she had decided to let furnished lodgings in order to keep herself and her daughter.
Начались бедствия тысяча восемьсот четырнадцатого — тысяча восемьсот пятнадцатого годов; оставшись одна, без средств и опоры, она решила держать меблированные комнаты, чтобы прокормить дочь.
"She always hoped to see her husband again.
Госпожа Годэн все еще надеялась увидеть своего мужа.
Her greatest trouble was about her daughter's education; the Princess Borghese was her Pauline's godmother; and Pauline must not be unworthy of the fair future promised by her imperial protectress.
Тяжелее всего было для нее сознавать, что Полина не получит образования, ее Полина, крестница княгини Воргезе, Полина, которая непременно должна была оправдать предсказание высокой своей покровительницы, сулившее ей блестящую будущность.
When Mme.
Gaudin confided to me this heavy trouble that preyed upon her, she said, with sharp pain in her voice,
Когда госпожа Годэн поведала мне свою кручину и душераздирающим тоном, сказала:
'I would give up the property and the scrap of paper that makes Gaudin a baron of the empire, and all our rights to the endowment of Wistchnau, if only Pauline could be brought up at Saint-Denis?'
Her words struck me; now I could show my gratitude for the kindnesses expended on me by the two women; all at once the idea of offering to finish Pauline's education occurred to me; and the offer was made and accepted in the most perfect simplicity.
«Я охотно бы отдала клочок бумаги, возводящий Годэна в бароны, отдала и наши права на доходы с Вичнау, только бы знать, что Полина воспитывается в Сен-Дени ! «, я вздрогнул и в благодарность за заботу обо мне, на которую так щедры были мои хозяйки, решил предложить себя в воспитатели Полины.
Чистосердечие, с которым они приняли мое предложение, равнялось наивности, которой оно было подсказано.
In this way I came to have some hours of recreation.
Так появились у меня часы отдыха.
Pauline had natural aptitude; she learned so quickly, that she soon surpassed me at the piano.
У девочки были большие способности, она все так легко схватывала, что вскоре стала лучше меня играть на фортепьяно.
As she became accustomed to think aloud in my presence, she unfolded all the sweet refinements of a heart that was opening itself out to life, as some flower-cup opens slowly to the sun.
She listened to me, pleased and thoughtful, letting her dark velvet eyes rest upon me with a half smile in them; she repeated her lessons in soft and gentle tones, and showed childish glee when I was satisfied with her.
Привыкнув думать при мне вслух, она обнаруживала прелестные качества души, раскрывающейся для жизни, как чашечка цветка постепенно раскрывается на солнце; она слушала меня внимательно и охотно, глядя на меня своими черными бархатными глазами, которые как будто улыбались; она повторяла за мной уроки своим нежным голосом и по-детски радовалась, когда я бывал доволен ею.
скачать в HTML/PDF
share