6#

Шагреневая кожа. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шагреневая кожа". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 94 из 280  ←предыдущая следующая→ ...

Her mother grew more and more anxious every day to shield the young girl from every danger (for all the beauty promised in early life was developing in the crescent moon), and was glad to see her spend whole days indoors in study.
Еще недавно ее мать была озабочена мыслью, как уберечь от опасностей свою дочь, оправдывавшую с возрастом все надежды, которые она подавала еще будучи очаровательным ребенком, а теперь госпожа Годэн была спокойна, видя, что Полина занимается целыми днями.
My piano was the only one she could use, and while I was out she practised on it.
Так как к ее услугам было только мое фортепьяно, ей приходилось пользоваться для упражнений моими отлучками.
When I came home, Pauline would be in my room, in her shabby dress, but her slightest movement revealed her slender figure in its attractive grace, in spite of the coarse materials that she wore.
Возвращаясь, я заставал у себя в комнате Полину, одетую самым скромным образом, но при малейшем движении гибкая талия и вся ее прелестная фигура вырисовывались под грубой тканью.
As with the heroine of the fable of
'Peau-d'Ane,' a dainty foot peeped out of the clumsy shoes.
Как у героини сказки про Ослиную кожу, крошечные ее ножки были обуты в грубые башмаки.
But all her wealth of girlish beauty was as lost upon me.
Но все эти милые сокровища, все это богатство, вся прелесть девичьей красоты как бы не существовали для меня.
I had laid commands upon myself to see a sister only in Pauline.
I dreaded lest I should betray her mother's faith in me.
I admired the lovely girl as if she had been a picture, or as the portrait of a dead mistress; she was at once my child and my statue.
Я заставлял себя видеть в Полине только сестру, мне было страшно обмануть доверие ее матери; я любовался обворожительной девушкой, как картиной, как портретом умершей возлюбленной; словом, она была моим ребенком, моей статуей.
For me, another Pygmalion, the maiden with the hues of life and the living voice was to become a form of inanimate marble.
I was very strict with her, but the more I made her feel my pedagogue's severity, the more gentle and submissive she grew.
Новый Пигмалион , я хотел обратить в мрамор живую деву, с горячей кровью в жилах, чувствующую и говорящую; я бывал с нею очень суров, но чем больше я проявлял свой учительский деcпотизм, тем мягче и покорнее становилась она.
"If a generous feeling strengthened me in my reserve and self-restraint, prudent considerations were not lacking beside.
Сдержанностью и скромностью я был обязан благородству моих чувств, но тут не было недостатка и в рассуждениях, достойных прокурора.
Integrity of purpose cannot, I think, fail to accompany integrity in money matters.
Я не представляю себе честности и в денежных делах без честности в мыслях.
To my mind, to become insolvent or to betray a woman is the same sort of thing.
Обмануть женщину или разорить кого-либо для меня всегда было равносильно.
If you love a young girl, or allow yourself to be beloved by her, a contract is implied, and its conditions should be thoroughly understood.
Полюбить молодую девушку или поощрять ее любовь — это все равно, что подписать настоящий брачный контракт, условия которого следует определить заранее.
скачать в HTML/PDF
share