5#

Шум и ярость. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Шум и ярость". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 150 из 284  ←предыдущая следующая→ ...

P. said Jason still treasurer but Father said why should Uncle Maury work if he Father could support five or six niggers that did nothing at all but sit with their feet in the oven he certainly could board and lodge Uncle Maury now and then and lend him a little money who kept his Father's belief in the celestial derivation of his own species at such a fine heat then Mother would cry and say that Father believed his people were better than hers that he was ridiculing Uncle Maury to teach us the same thing she couldn't see that Father was teaching us that all men are just accumulations dolls stuffed with sawdust swept up from the trash heaps where all previous dolls had been thrown away the sawdust flowing from what wound in what side that not for me died not.
Но, говорит отец, зачем дяде Мори работать?
Если он, отец то бишь, может содержать полдюжины негров, у которых только и дел, что сидеть, сунув ноги в духовку, то уж, конечно, он может время от времени предоставлять дяде Мори стол и кров и деньжат ссужать малую толику – зато ведь дядя Мори поддерживает в нем и раздувает огонь веры в небесное происхождение нашей породы; и тут мама, бывало, заплачет и скажет, что отец ставит ее род ниже своего, что он насмехается над дядей Мори и нас тому же учит Не понимала она, что отец тому единственно учил нас, что люди всего-навсего труха, куклы, набитые опилками, сметенными с мусорных куч, где все прежние куклы валяются и опилки текут из ничьей раны в ничьем боку не за меня неумершего.
It used to be I thought of death as a man something like Grandfather a friend of his a kind of Private and particular friend like we used to think of Grandfather's desk not to touch it not even to talk loud in the room where it was I always thought of them as being together somewhere all the time waiting for old Colonel Sartoris to come down and sit with them waiting on a high place beyond cedar trees Colonel Sartoris was on a still higher place looking out across at something and they were waiting for him to get done looking at it and come down Grandfather wore his uniform and we could hear the murmur of their voices from beyond the cedars they were always talking and Grandfather was always right
В детстве я воображал себе смерть пожилым господином вроде моего деда, другом, что ли, его близким и особым – вот как письменный стол дедушкин был для нас особым, мы к нему робели и притронуться и в комнате, где этот стол стоял, даже не говорили громко; я всегда представлял себе так, что они вдвоем где-то вместе все время – на каком-то холме, за можжевельником – и ждут, чтобы к ним подсел старый полковник Сарторис, а он где-то еще повыше, ведет за чем-то удаленным наблюдение, и вот они ждут, когда полковник кончит наблюдать и сойдет к ним.
Дедушка в своей генеральской форме, и голоса их все время бормочут за деревьями – ведут беседу, и дедушка все время прав
The three quarters began.
The first note sounded, measured and tranquil, serenely peremptory, emptying the unhurried silence for the next one and that's it if people could only change one another forever that way merge like a flame swirling up for an instant then blown cleanly out along the cool eternal dark instead of Iying there trying not to think of the swing until all cedars came to have that vivid dead smell of perfume that Benjy hated so.
Вот и три четверти бьет Первая нота раздалась размеренная, безмятежная и, отзвучав спокойно и бесповоротно, освободила медленную тишину для следующей; в чем все и дело, если б люди так могли менять друг друга навсегда, преображаться, взвихрясь пламенем на миг, и чистыми затем быть уносимы сквозь прохладный вечный мрак, а не лежать у себя в комнате, стараясь забыть про гамак, пока, наконец, к можжевельнику не прилип этот яркий мертвый запах духов, которого так не терпит Бенджи.
скачать в HTML/PDF
share