6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 141 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

The director of the orchestra, bending forward and affectedly swaying, was playing upon a violin and making unseemly sweet eyes at the public— the eyes of a man-prostitute.
Дирижер оркестра, наклоняясь вперед и манерно раскачиваясь, играл на скрипке и делал публике непристойно-сладкие глаза, – глаза мужчины-проститутки.
And everything together—  this abundance of tiresome electric lights, the exaggeratedly bright toilettes of the ladies, the odours of modish, spicy perfumes, this ringing music, with willful slowings up of the tempo, with voluptuous swoonings in the transitions, with the tempestuous passages screwed up— everything fitted the one to the other, forming a general picture of insane and stupid luxury, a setting for an imitation of a gay, unseemly carouse.
И все вместе – это обилие назойливых электрических огней, преувеличенно яркие туалеты дам, запахи модных пряных духов, эта звенящая музыка, с произвольными замедлениями темпа, со сладострастными замираниями в переходах, с взвинчиванием в бурных местах, – все шло одно к одному, образуя общую картину безумной и глупой роскоши, обстановку подделки веселого непристойного кутежа.
Above, around the entire hall, ran open galleries, upon which, as upon little balconies, opened the doors of the private cabinets.
Наверху, кругом всей залы, шли открытые хоры, на которые, как на балкончики, выходили двери отдельных кабинетов.
In one of these cabinets four were sitting— two ladies and two men; an artiste known to all Russia, the cantatrice Rovinskaya, a large, handsome woman, with long, green, Egyptian eyes, and a long, red, sensuous mouth, the lips of which were rapaciously drooping at the corners; the baroness Tefting, little, exquisite, pale— she was everywhere seen with the artiste; the famous lawyer Ryazanov; and Volodya Chaplinsky, a rich young man of the world, a composer-dilettante, the author of several darling little ballads and many witticisms upon the topics of the day, which circulated all over town.
В одном из таких кабинетов сидело четверо – две дамы и двое мужчин: известная всей России артистка певица Ровинская, большая красивая женщина с длинными зелеными египетскими глазами и длинным, красным, чувственным ртом, на котором углы губ хищно опускались книзу; баронесса Тефтинг, маленькая, изящная, бледная,ее повсюду видели вместе с артисткой; знаменитый адвокат Рязанов и Володя Чаплинский, богатый светский молодой человек, композитор-дилетант, автор нескольких маленьких романсов и многих злободневных острот, ходивших по городу.
The walls of the cabinet were red, with a gold design.
Стены в кабинете были красные с золотым узором.
On the table, among the lighted candelabra, two white, tarred necks of bottles stuck up out of an electroplated vase, which had sweated from the cold, and the light in a tenuous gold played in the shallow goblets of wine.
На столе, между зажженными канделябрами, торчали из мельхиоровой вазы, отпотевшей от холода, два белых осмоленных горлышка бутылок, и свет жидким, дрожащим золотом играл в плоских бокалах с вином.
Outside, near the doors, a waiter was on duty, leaning against the wall; while the stout, tall, important maitre d’hotel, on whose right little finger, always sticking out, sparkled a huge diamond, would frequently stop at these doors, and attentively listen with one ear to what was going on in the cabinet.
Снаружи у дверей дежурил, прислонясь к стене, лакей, а толстый, рослый, важный метрдотель, у которого на всегда оттопыренном мизинце правой руки сверкал огромный брильянт, часто останавливался у этих дверей и внимательно прислушивался одним ухом к тому, что делалось в кабинете.
The baroness, with a bored, pale face, was listlessly gazing through a lorgnette down at the droning, chewing, swarming crowd.
Баронесса со скучающим бледным лицом лениво глядела сквозь лорнет вниз, на гудящую, жующую, копошащуюся толпу.
скачать в HTML/PDF
share