6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 15 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

There was one occurrence when the girls, with well-nigh reverent awe, heard that Tamara could talk fluently in French and German.
Однажды вышел такой случай, что девицы чуть не с благоговейным ужасом услыхали, что Тамара умеет бегло говорить по-французски и по-немецки.
She has within her some sort of an inner, restrained power.
В ней есть какая-то внутренняя сдержанная сила.
Notwithstanding her outward meekness and complaisance, all in the establishment treat her with respect and circumspection— the proprietress, and her mates, and both housekeepers, and even the doorkeeper, that veritable sultan of the house of ill-fame, that general terror and hero.
Несмотря на ее внешнюю кротость и сговорчивость, все в заведении относятся к ней с почтением и осторожностью: и хозяйка, и подруги, и обе экономки, и даже швейцар, этот истинный султан дома терпимости, всеобщая гроза и герой.
“I’ve covered it,” says Zoe and turns over the trump which had been lying under the pack, wrong side up.
“I’m going with forty, going with an ace of spades— a ten-spot, Mannechka, if you please.
– Прикрыла, – говорит Зоя и поворачивает козырь, лежавший под колодой, рубашкой кверху. – Выхожу с сорока, хожу с туза пик, пожалуйте, Манечка, десяточку.
I’m through.
Кончила.
Fifty-seven, eleven, sixty-eight.
Пятьдесят семь, одиннадцать, шестьдесят восемь.
How much have you?”
Сколько у тебя?
“Thirty,” says Manka in an offended tone, pouting her lips; “oh, it’s all very well for you— you remember all the plays.
– Тридцать, – говорит Манька обиженным голосом, надувая губы, – ну да, тебе хорошо, ты все ходы помнишь.
Deal … Well, what’s after that, Tamarochka?” she turns to her friend.
“You talk on— I’m listening.”
Сдавай...
Ну, так что же дальше, Тамарочка? – обращается она к подруге. – Ты говори, я слушаю.
Zoe shuffles the old, black, greasy cards, allows Manya to cut, then deals, having first spat upon her fingers.
Зоя стасовывает старые, черные, замаслившиеся карты и дает Мане снять, потом сдает, поплевав предварительно на пальцы.
Tamara in the meanwhile is narrating to Manya in a quiet voice, without dropping her sewing.
Тамара в это время рассказывает Мане тихим голосом, не отрываясь от шитья.
“We embroidered with gold, in flat embroidery— altar covers, palls, bishops’ vestments… With little grasses, with flowers, little crosses.
– Вышивали мы гладью, золотом, напрестольники, воздухи, архиерейские облачения... травками, цветами, крестиками.
In winter, you’d be sitting near a casement; the panes are small, with gratings, there isn’t much light, it smells of lamp oil, incense, cypress; you mustn’t talk— the mother superior was strict.
Зимой сидишь, бывало, у окна, – окошки маленькие, с решетками, – свету немного, маслицем пахнет, ладаном, кипарисом, разговаривать нельзя было: матушка была строгая.
Some one from weariness would begin droning a pre-Lenten first verse of a hymn … ’When I consider thy heavens … ’ We sang fine, beautifully, and it was such a quiet life, and the smell was so fine; you could see the flaky snow out the windows— well, now, just like in a dream… ”
Кто-нибудь от скуки затянет великопостный ирмос...
«Вонми небо и возглаголю и воспою...»
Хорошо пели, прекрасно, и такая тихая жизнь, и запах такой прекрасный, снежок за окном, ну вот точно во сне...
Jennie puts the tattered novel down on her stomach, throws the cigarette over Zoe’s head, and says mockingly:
Женя опускает истрепанный роман себе на живот, бросает папиросу через Зоину голову и говорит насмешливо:
скачать в HTML/PDF
share