6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 175 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

Then he remembered about Liubka.
Потом он вспомнил о Любке.
His subterranean, submerged, mysterious
“I” rapidly, rapidly whispered that he ought to drop into the room, and see if the girl were all right, as well as make certain dispositions about tea in the morning; but he made believe to himself that he was not at all even thinking of this, and walked out into the street.
Его подвальное, подпольное, таинственное «я» быстро-быстро шепнуло о том, что надо было бы зайти в комнату и поглядеть, удобно ли девушке, а также сделать некоторые распоряжения насчет утреннего чая, но он сам сделал перед собой вид, что вовсе и не думал об этом, и вышел на улицу.
He walked, looking closely at everything that met his eyes, with an idle and exact curiosity new to him; and every feature was drawn for him in relief to such a degree that it seemed to him as though he were feeling it with his fingers… There a peasant woman passed by.
Он шел, вглядываясь во все, что встречали его глаза, с новым для себя, ленивым и метким любопытством, и каждая черта рисовалась ему до такой степени рельефной, что ему казалось, будто он ощупывает ее пальцами...
Вот прошла баба.
Over her shoulder is a yoke staff, while at each end of the yoke is a large pail of milk; her face is not young, with a net of fine wrinkles on the temples and with two deep furrows from the nostrils to the corners of the mouth; but her cheeks are rosy, and, probably, hard to the touch, while her hazel eyes radiate a sprightly peasant smile.
У нее через плечо коромысло, а на обоих концах коромысла по большому ведру с молоком; лицо у нее немолодое, с сетью морщинок на висках и с двумя глубокими бороздами от ноздрей к углам рта, но ее щеки румяны и, должно быть, тверды на ощупь, а карие глаза лучатся бойкой хохлацкой усмешкой.
From the movement of the heavy yoke and from the smooth walk her hips sway rhythmically now to the left, now to the right, and in their wave-like movements there is a coarse, sensual beauty.
От движения тяжелого коромысла и от плавной поступи ее бедра раскачиваются ритмично то влево, то вправо, и в их волнообразных движениях есть грубая, чувственная красота.
“A mischievous dame, and she’s lived through a checkered life,” reflected Lichonin.
«Бедовая бабенка, и прожила она пеструю жизнь», – подумал Лихонин.
And suddenly, unexpectedly to himself, he had a feeling for, and irresistibly desired, this woman, altogether unknown to him, homely and not young; in all probability dirty and vulgar, but still resembling, as it seemed to him, a large Antonovka[17] apple which had fallen to the ground-somewhat bored by a worm, and which had lain just a wee bit too long, but which has still preserved its bright colour and its fragrant, winey aroma.
И вдруг, неожиданно для самого себя, почувствовал и неудержимо захотел эту совсем незнакомую ему женщину, некрасивую и немолодую, вероятно, грязную и вульгарную, но все же похожую, как ему представилось, на крупное яблоко антоновку-падалку, немного подточенное червем, чуть-чуть полежалое, но еще сохранившее яркий цвет и душистый винный аромат.
скачать в HTML/PDF
share