6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 176 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

Getting ahead of her, an empty, black, funereal catafalque whirled by; with two horses in harness, and two tied behind to the little rear columns.
Перегоняя его, пронесся пустой черный погребальный катафалк; две лошади в запряжке, а две привязаны сзади, к задним колонкам.
The torch-bearers and grave-diggers, already drunk since morning, with red, brutish faces, with rusty opera hats on their heads, were sitting in a disorderly heap on their uniform liveries, on the reticular horse-blankets, on the mourning lanterns; and with rusty, hoarse voices were roaring out some incoherent song.
Факельщики и гробовщики, уже с утра пьяные, с красными звероподобными лицами, с порыжелыми цилиндрами на головах, сидели беспорядочной грудой на своих форменных ливреях, на лошадиных сетчатых попонах, на траурных фонарях и ржавыми, сиплыми голосами орали какую-то нескладную песню.
“They must be hurrying to a funeral procession; or, perhaps, have even finished it already,” reflected Lichonin; “merry fellows!”
«Должно быть, к выносу торопятся, а пожалуй, уже и закончили, – подумал Лихонин,веселые ребята!»
On the boulevard he came to a stop and sat down on a small wooden bench, painted green.
На бульваре он остановился и присел на низенькую деревянную, крашенную зеленым скамейку.
Two rows of mighty centenarian chestnuts went away into the distance, merging together somewhere afar into one straight green arrow.
Два ряда мощных столетних каштанов уходили вдаль, сливаясь где-то далеко в одну прямую зеленую стрелу.
The prickly large nuts were already hanging on the trees.
На деревьях уже висели колючие крупные орехи.
Lichonin suddenly recalled that at the very beginning of the spring he had been sitting on this very boulevard, and at this very same spot.
Лихонин вдруг вспомнил, что в самом начале весны он сидел именно на этом бульваре и именно на этом самом Месте.
Then it had been a calm, gentle evening of smoky purple, soundlessly falling into slumber, just like a smiling, tired maiden.
Тогда был тихий, нежный, пурпурно-дымчатый вечер, беззвучно засыпавший, точно улыбающаяся усталая девушка.
Then the stalwart chestnuts, with their foliage— broad at the bottom and narrow toward the top— had been strewn all over with clusters of blossoms, growing with bright, rosy, thin cones straight to the sky; just as though some one by mistake had taken and fastened upon all the chestnuts, as upon lustres, pink Christmas-tree candles.
Тогда могучие каштаны, с листвой широкой внизу и узкой кверху, сплошь были усеяны гроздьями цветов, растущих светлыми, розовыми, тонкими шишками прямо к небу, точно кто-то по ошибке взял и прикрепил на все каштаны, как на люстры, розовые елочные рождественские свечи.
And suddenly, with extraordinary poignancy— every man sooner or later passes through this zone of inner emotion—  Lichonin felt, that here are the nuts ripening already, while then there had been little pink blossoming candles, and that there would be many more springs and many blossoms, but the one which had passed no one and nothing had the power to bring back.
И вдруг с необычайной остротой Лихонин почувствовал, – каждый человек неизбежно рано или поздно проходит через эту полосу внутреннего чувства, – что вот уже зреют орехи, а тогда были розовые цветущие свечечки, и что будет еще много весен и много цветов, но той, что прошла, никто и ничто не в силах ему возвратить.
Sadly gazing into the depths of the retreating dense alley, he suddenly noticed that sentimental tears were making his eyes smart.
Грустно глядя в глубь уходящей густой аллеи, он вдруг заметил, что сентиментальные слезы щиплют ему глаза.
He got up and went on farther, looking closely at everything that he met with an incessant, sharpened, and at the same time calm attention, just as though he were looking at the God-created world for the first time.
Он встал и пошел дальше, приглядываясь ко всему встречному с неустанным, обостренным и в то же время спокойным вниманием, точно он смотрел на созданный богом мир в первый раз.
скачать в HTML/PDF
share