6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 192 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

All the employees of pawnshops and loan offices, secret and manifest usurers, and old-clo’-men were on terms of the closest friendship with him.
Все служащие ломбарда и ссудных касс, тайные и явные ростовщики, старьевщики были с ним в самом тесном знакомстве.
But if for certain reasons he could not resort to them, then even here Soloviev remained at the height of his resourcefulness.
Если же по некоторым причинам нельзя было к ним прибегнуть, то и тут Соловьев оставался на высоте своей находчивости.
At the head of a knot of impoverished friends, and weighed down with his usual business responsibility, he would at times be illumined by an inner inspiration; make at a distance, across the street, a mysterious sign to a Tartar passing with his bundle behind his shoulders, and for a few seconds would disappear with him into the nearest gates.
Предводительствуя кучкой обедневших друзей и удрученный своей обычной деловой ответственностью, он иногда мгновенно озарялся внутренним вдохновением, делал издали, через улицу, таинственный знак проходившему со своим узлом за плечами татарину и на несколько секунд исчезал с ним в ближайших воротах.
He would quickly return without his everyday coat, only in his blouse with the skirts outside, belted with a thin cord; or, in winter, without his overcoat, in the thinnest of small suits; or instead of the new, just purchased uniform cap— in a tiny jockey cap, holding by a miracle on the crown of his head.
Он быстро возвращался назад без тужурки, в одной рубахе навыпуск, подпоясанный шнурочком, или зимой без пальто, в легоньком костюмчике, или вместо новой, только что купленной фуражки – в крошечном жокейском картузике, чудом державшемся у него на макушке.
Everybody loved him: comrades, servants, women, children.
Его все любили: товарищи, прислуга, женщины, дети.
And all were familiar with him.
И все были с ним фамильярны.
He enjoyed especial good-will from his bosom cronies, the Tartars, who, apparently, deemed him a little innocent.
Особенным благорасположением пользовался он со стороны своих кунаков татар, которые, кажется, считали его за блаженненького.
They would sometimes, in the summer, bring as a present the strong, intoxicating KOUMYSS in big quartern bottles, while at Bairam they would invite him to eat a suckling colt with them.
Они иногда летом приносили ему в подарок крепкий, пьяный кумыс в больших четвертных бутылях, а на байрам приглашали к себе есть молочного жеребенка.
No matter how improbable it may seem, still, Soloviev at critical moments gave away for safe-keeping certain books and brochures to the Tartars.
Как это ни покажется неправдоподобным, но Соловьев в критические минуты отдавал на хранение татарам некоторые книги и брошюры.
He would say at this with the most simple and significant air:
Он говорил при этом с самым простым и значительным видом:
“That which I am giving you is a Great Book.
«То, что я тебе даю, – Великая книга.
It telleth, that Allah Akbar, and that Mahomet is his prophet, that there is much evil and poverty on earth, and that men must be merciful and just to each other.”
Она говорит о том, что Аллах Акбар и Магомет его пророк, что много зла и бедности на земле и что люди должны быть милостивы и справедливы друг к другу».
He also had two other abilities: he read aloud very well; and played at chess amazingly, like a master, like a downright genius, defeating first-class players in jest.
У него были и еще две особенности: он очень хорошо читал вслух и удивительно, мастерски, прямо-таки гениально играл в шахматы, побеждая шутя первоклассных игроков.
скачать в HTML/PDF
share