6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 216 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

It must be said, that in starting out for the Yamkas, Lichonin, besides money, had fetched a revolver along with him; and on the road, while walking, he had frequently shoved his hand into his pocket and had there felt the chill contact of the metal.
Надо сказать, что, идя в Ямки, Лихонин, кроме денег, захватил с собою револьвер и часто по дороге, на ходу, лазил рукой в карман и ощущал там холодное прикосновение металла.
He expected affront, violence, and was prepared to meet them in a suitable manner.
Он ждал оскорбления, насилия и готовился встретить их надлежащим образом.
But, to his amazement, all that he had presupposed and had feared proved a timorous, fantastic fiction.
Но, к его удивлению, все, что он предполагал и чего он боялся, оказалось трусливым, фантастическим вымыслом.
The business was far more simple, more wearisome and more prosaic, and at the same time more unpleasant.
Дело обстояло гораздо проще, скучнее, прозаичнее и в то же время неприятнее.
“Ja, mein Herr,” said the housekeeper indifferently and somewhat loftily, settling into a low chair and lighting a cigarette.
“You pay for one night and instead of that took already the girl for one more night and one more day.
– Ja, mein Herr[11 - Да, сударь (нем.)], – сказала равнодушно и немного свысока экономка, усаживаясь в низкое кресло и закуривая папиросу. – Вы заплатиль за одна ночь и вместо этого взяль девушка еще на одна день и еще на одна ночь.
 Also, you owe twenty-five more roubles yet.
Also[12 - Стало быть (нем.)], вы должен еще двадцать пять рублей.
When we let off a girlie for a night we take ten roubles, and for the twenty-four hours twenty-five roubles.
Когда мы отпускаем девочка на ночь, мы берем десять рублей, а за сутки двадцать пять.
That’s a tax, like.
Это, как такса.
Don’t you want a smoke, young man?” she stretched out her case, and Lichonin, without himself knowing why, took a cigarette.
Не угодно ли вам, молодой человек, курить? – Она протянула ему портсигар, и Лихонин как-то нечаянно взял папиросу.
“I wanted to talk with you about something else entirely.”
– Я хотел поговорить с вами совсем о другом.
“O!
– О!
Don’t trouble yourself to speak: I understand everything very well.
Не беспокойтесь говорить: я все прекрасно понимаю.
Probably the young man wants to take these girl, those Liubka, altogether to himself to set her up, or in order to— how do you Russians call it?— in order to safe her?
Вероятно, молодой человек хочет взять эта девушка, эта Любка, совсем к себе на задержание или чтобы ее, – как это называется по-русску, – чтобы ее спасай?
Yes, yes, yes, that happens.
Да, да, да, это бывает.
Twenty-two years I live in a brothel, and I know, that this happens with very foolish young peoples.
Я двадцать два года живу в публичный дом и всегда в самый лучший, приличный публичный дом, и я знаю, что это случается с очень глупыми молодыми людьми.
But only I assure you, that from this will come nothing out.”
Но только уверяю вас, что из этого ничего не выйдет.
“Whether it will come out or whether it won’t come out— that is already my affair,” answered Lichonin dully, looking down at his fingers, trembling on his knees.
– Выйдет, не выйдет, – это уж мое дело, – глухо ответил Лихонин, глядя вниз, на свои пальцы, подрагивавшие у него на коленях.
“O, of course, it’s your affair, my young student,” and the flabby cheeks and majestic chins of Emma Edwardovna began to jump from inaudible laughter.
“From my soul I wish for you love and friendship; but only trouble yourself to tell this nasty creature, this Liubka, that she shouldn’t dare to show even her nose here, when you throw her out into the street like a little doggie.
– О, конечно, ваше дело, молодой студент, – и дряблые щеки и величественные подбородки Эммы Эдуардовны запрыгали от беззвучного смеха. – От души желаю вам на любовь и дружбу, но только вы потрудитесь сказать этой мерзавке, этой Любке, чтобы она не смела сюда и носа показывать, когда вы ее, как собачонку, выбросите на улицу.
скачать в HTML/PDF
share