6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 256 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

“Fool! … Murderer! … Low-down go-between! … Thief! … ”
– Дура!..
Убийца!..
Подлая сводница!..
Воровка!..
All the three women vociferated together, and at once enraged wails resounded through all the corridors and rooms of the establishment.
Все три женщины голосили вместе, и тотчас же ожесточенные вопли раздались по всем коридорам и каморкам заведения.
This was that general fit of grand hysterics, which takes possession of those confined in prisons, or that elemental insanity (raptus), which envelops unexpectedly and epidemically an entire lunatic asylum, from which even experienced psychiatrists grow pale.
Это был тот общий припадок великой истерии, который овладевает иногда заключенными в тюрьмах, или то стихийное безумие (raptus), которое охватывает внезапно и повально весь сумасшедший дом, отчего бледнеют даже опытные психиатры.
Only after the lapse of an hour was order restored by Simeon and two comrades by profession who had come to his aid.
Только спустя час порядок был водворен Симеоном и пришедшими к нему на помощь двумя товарищами по профессии.
All the thirteen girls got it hot; but Jennka, who had gone into a real frenzy, more than the others.
Крепко досталось всем тринадцати девушкам, а больше других Женьке, пришедшей в настоящее исступление.
The beaten-up Liubka kept on crawling before the housekeeper until she was taken back.
Избитая Любка до тех пор пресмыкалась перед экономкой, покамест ее не приняли обратно.
She knew that Jennka’s outbreak would sooner or later be reflected upon her in a cruel repayment.
Она знала, что Женькин скандал рано или поздно отзовется на ней жестокой отплатой.
Jennka sat on her bed until the very night, her legs crossed Turkish fashion; refused dinner, and chased out all her mates who went in to her.
Женька же до самой ночи сидела, скрестив по-турецки ноги, на своей постели, отказалась от обеда и выгоняла вон всех подруг, которые заходили к ней.
Her eye was bruised, and she assiduously applied a five-kopeck copper to it.
Глаз у нее был ушиблен, и она прикладывала к нему усердно медный пятак.
From underneath the torn shirt a long, transversal scratch reddened on the neck, just like a mark from a rope.
Из-под разорванной сорочки краснела на шее длинная поперечная царапина, точно след от веревки.
That was where Simeon had torn off her skin in the struggle.
Это содрал ей кожу в борьбе Симеон.
She sat thus, alone, with eyes that glowed in the dark like a wild beast’s, with distended nostrils, with spasmodically moving cheek-bones, and whispered wrathfully:
Она сидела так одна, с глазами, которые светились в темноте, как у дикого зверя, с раздутыми ноздрями, с судорожно двигавшимися скулами, и шептала злобно:
“Just you wait… Watch out, you damned things— I’ll show you… You’ll see yet… Ooh-ooh, you man-eaters… ”
– Подождите же...
Постойте, проклятые, – я вам покажу...
Вы еще увидите...
У-у, людоеды...
But when the lights had been lit, and the junior housekeeper, Zociya, knocked on her door with the words:
Но когда зажгли огни и младшая экономка Зося постучала ей в дверь со словами:
“Miss, get dressed! … Into the drawing room!” she rapidly washed herself, dressed, put some powder on the bruise, smeared the scratch over with Creme de Simon and pink powder, and went out into the drawing room, pitiful but proud; beaten-up, but her eyes flaming with an unbearable wrathfulness and a beauty not human.
«Барышня, одеваться!..
В залу!» – она быстро умылась, оделась, припудрила синяк, замазала царапину белилами и розовой пудрой и вышла в залу, жалкая, но гордая, избитая, но с глазами, горевшими нестерпимым озлоблением и нечеловеческой красотой.
скачать в HTML/PDF
share