6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 265 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

“Jennechka, your lover has come!”
– Женечка, твой любовник пришел!
It was pleasant, in relating this to his comrades, to be plucking at an imaginary moustache.
Приятно было, рассказывая об этом товарищам, пощипывать воображаемый ус.
Chapter 3  
III
It was still early— about nine— of a rainy August evening.
Было еще рано – часов девять августовского дождливого вечера.
The illuminated drawing room in the house of Anna Markovna was almost empty.
Освещенная зала в доме Анны Марковны почти пустовала.
Only near the very doors a young telegraph clerk was sitting, his legs shyly and awkwardly squeezed under his chair, and was trying to start with the thick-fleshed Katie that worldly, unconstrained conversation which is laid down as the proper thing in polite society at quadrille, during the intermissions between the figures of the dance.
Только у самых дверей сидел, застенчиво и неуклюже поджав под стул ноги, молоденький телеграфный чиновник и старался завести с толстомясой Катькой тот светский, непринужденный разговор, который полагается в приличном обществе за кадрилью, в антрактах между фигурами.
And, also, the long-legged, aged Roly-Poly wandered over the room, sitting down now next one girl, now another, and entertaining them all with his fluent chatter.
Да длинноногий старый Ванька-Встанька блуждал по комнате, присаживаясь то к одной, то к другой девице и занимая их своей складной болтовней.
When Kolya Gladishev walked into the front hall, the first to recognize him was the round-eyed Verka, dressed in her usual jockey costume.
Когда Коля Гладышев вошел в переднюю, то первая его узнала круглоглазая Верка, одетая в свой обычный жокейский костюм.
She began to twirl round and round, to clap her palms, and called out:
Она завертелась вокруг самой себя, запрыгала, захлопала в ладоши и закричала:
“Jennka, Jennka, come quicker, your little lover has come to you … The little cadet … And what a handsome little fellow!”
– Женька, Женька, иди скорее, к тебе твой любовничек пришел.
Кадетик...
Да хорошенький какой!
But Jennka was not in the drawing room at this time; a stout head-conductor had already managed to get hold of her.
Но Женьки в это время не было в зале: ее уже успел захватить толстый обер-кондуктор.
This elderly, sedate, and majestic man was a very convenient guest, because he never lingered in the house for more than twenty minutes, fearing to let his train go by; and, even so, glanced at his watch all the while.
Этот пожилой, степенный и величественный человек, тайный продавец казенных свечей, был очень удобным гостем, потому что никогда не задерживался в доме более сорока минут, боясь пропустить свой поезд, да и то все время поглядывал на часы.
During this time he regularly drank down four bottles of beer, and, going away, infallibly gave the girl half a rouble for candy and Simeon twenty kopecks for drink-money.
Он за это время аккуратно выпивал четыре бутылки пива и, уходя, непременно давал полтинник девушке на конфеты и Симеону двадцать копеек на чай.
Kolya Gladishev was not alone, but with a comrade of the same school, Petrov, who was stepping over the threshold of a brothel for the first time, having given in to the tempting persuasions of Gladishev.
Коля Гладышев был не один, а вместе с товарищем-одноклассником Петровым, который впервые переступал порог публичного дома, сдавшись на соблазнительные уговоры Гладышева.
Probably, during these minutes, he found himself in the same wild, absurd, feverish state which Kolya himself had gone through a year and a half ago, when his legs had shook, his mouth had grown dry, and the lights of the lamps had danced before him in revolving wheels.
Вероятно, он в эти минуты находился в том же диком, сумбурном, лихорадочном состоянии, которое переживал полтора года тому назад и сам Коля, когда у него тряслись ноги, пересыхало во рту, а огни ламп плясали перед ним кружащимися колесами.
скачать в HTML/PDF
share