6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 309 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

But there was no answer of any sort.
Не было никакого ответа.
All exchanged glances with fear in their eyes, with one and the same thought in mind.
Все переглянулись со страхом в глазах, с одной и той же мыслью в уме.
Emma Edwardovna shook the door by the brass knob, but the door did not yield.
Эмма Эдуардовна потрясла дверь за медную ручку, но дверь не поддалась.
“Go after Simeon!”
Anna Markovna directed.
– Сходите за Симеоном! – распорядилась Анна Марковна.
Simeon was called … He came, sleepy and morose, as was his wont.
Позвали Симеона...
Он пришел, по обыкновению, заспанный и хмурый.
By the distracted faces of the girls and the housekeepers, he already saw that some misunderstanding or other had occurred, in which his professional cruelty and strength were required.
По растерянным лицам девушек и экономок он уже видел, что случилось какое-то недоразумение, в котором требуется его профессиональная жестокость и сила.
When they explained to him what the matter was, he silently took the door-knob with both hands, braced himself against the wall, and gave a yank.
Когда ему объяснили в чем дело, он молча взялся своими длинными обезьяньими руками за дверную ручку, уперся в стену ногами и рванул.
The knob remained in his hands; and he himself, staggering backward, almost fell to the floor on his back.
Ручка осталась у него в руках, а сам он, отшатнувшись назад, едва не упал спиной на пол.
“A-a, hell!” he began to growl in a stifled voice.
“Give me a table knife.”
– А-а, черт! – глухо заворчал он. – Дайте мне столовый ножик.
Through the crack of the door he felt the inner bolt with the table knife; whittled away with the blade the edges of the crack, and widened it so that he could at last push the end of the knife through it, and began gradually to scrape back the bolt.
Сквозь щель двери столовым ножом он прощупал внутреннюю задвижку, обстругал немного лезвием края щели и расширил ее так, что мог просунуть, наконец, туда кончик ножа, и стал понемногу отскребать назад задвижку.
Все следили за его руками, не двигаясь, почти не дыша.
Only the grating of metal against metal could be heard.
Слышался только скрип металла о металл.
Finally Simeon threw the door wide open.
Наконец Симеон распахнул дверь.
Jennka was hanging in the middle of the water-closet on a tape from her corset, fastened to the lamphook.
Женька висела посреди ватерклозета на шнурке от корсета, прикрепленном к ламповому крюку.
Her body, already motionless after an unprolonged agony, was slowly swinging in the air, and describing scarcely perceptible turns to the right and left around its vertical axis.
Тело ее, уже неподвижное после недолгой агонии, медленно раскачивалось в воздухе и описывало вокруг своей вертикальной оси едва заметные обороты влево и вправо.
Her face was bluishly-purple, and the tip of the tongue was thrust out between clenched and bared teeth.
Лицо ее было сине-багрово, и кончик языка высовывался между прикушенных и обнаженных зубов.
The lamp which had been taken off was also here, sprawling on the floor.
Снятая лампа валялась здесь же на полу.
Some one began to squeal hysterically, and all the girls, like a stampeded herd, crowding and jostling each other in the narrow corridor, vociferating and choking with hysterical sobbings, started in to run.
Кто-то истерически завизжал, и все девушки, как испуганное стадо, толпясь и толкая друг друга в узком коридоре, голося и давясь истерическими рыданиями, кинулись бежать.
The doctor came upon hearing the outcries… Came, precisely, and not ran.
На крики пришел доктор...
Именно, пришел, а не прибежал.
Seeing what the matter was, he did not become amazed or excited; during his practice as an official city doctor, he had had his fill of seeing such things, so that he had already grown benumbed and hardened to human sufferings, wounds and death.
Увидев, в чем дело, он не удивился и не взволновался: за свою практику городского врача он насмотрелся таких вещей, что уже совсем одеревенел и окаменел к человеческим страданиям, ранам и смерти.
скачать в HTML/PDF
share