6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

At times he was even not without use: he could transmit notes from the girls to their lovers, and run over to the market or to the drug-store.
Иногда он бывал и не без пользы: передавал записочки от девиц их любовникам, мог сбегать на рынок или в аптеку.
Not infrequently, thanks to his loosely hung tongue and long extinguished self respect, he would worm himself into a gathering of strangers and increase their expenditures, nor did he carry elsewhere the money gotten as “loans” on such occasions, but spent it right here for women— unless, indeed, he left himself some change for cigarettes.
Нередко благодаря своему развязно привешенному языку и давно угасшему самолюбию втирался в чужую компанию и увеличивал ее расходы, а деньги, взятые при этом взаймы, он не уносил на сторону, а тут же тратил на женщин разве-разве оставлял себе мелочь на папиросы.
And, out of habit, he was good-naturedly tolerated.
И его добродушно, по привычке, терпели.
“And here’s Roly-Poly arrived,” announced Niura, when he, having already managed to shake hands amicably with Simeon the porter, stopped in the doorway of the drawing room, lanky, in a uniform cap knocked at a brave slant over one side of his head.
“Well, now, Roly-Poly, fire away!”
– Вот и Ванька-Встанька пришел, – доложила Нюра, когда он, уже успев поздороваться дружески за ручку со швейцаром Симеоном, остановился в дверях залы, длинный, в форменной фуражке, лихо сбитой набекрень. – Ну-ка, Ванька-Встанька, валяй!
“I have the honour to present myself,” Roly-Poly immediately commenced to grimace, putting his hand up to his brim in military fashion, “a right honourable privy frequenter of the local agreeable establishments, Prince Bottlekin, Count Liquorkin, Baron Whoatinkevich-Giddapkovski— Mister Beethoven!
– Имею честь представиться, – тотчас же закривлялся Ванька-Встанька, по-военному прикладывая руку к козырьку, – тайный почетный посетитель местных благоугодных заведений, князь Бутылкин, граф Наливкин, барон Тпрутинкевич-Фьютинковский.
Господину Бетховену!
Mister Chopin!” he greeted the musicians.
“Play me something from the opera The Brave and Charming General Anisimov, or, A Hubbub in the Coolidor.
Господину Шопену! – поздоровался он с музыкантами. – Сыграйте мне что-нибудь из оперы
«Храбрый и славный генерал Анисимов, или Суматоха в колидоре».
My regards to the little political economist Zociya.[5] A-ha!
Политической экономочке Зосе мое почтение.
А-га!
Then you kiss only at Easter?
Только на пасху целуетесь?
We shall write that down.
Запишем-с.
Ooh-you, my Tomalachka, my pitty-itty tootsicums!”
У-ти, моя Тамалочка, мусисюпинькая ти моя!
And so with jests and with pinches he went the round of all the girls and at last sat down alongside of the fat Katie, who put her fat leg upon his, leant with her elbow upon her knee, while upon the palm she laid her chin, and began to watch indifferently and closely the surveyor rolling a cigarette for himself.
Так, с шутками и со щипками, он обошел всех девиц и, наконец, уселся рядом с толстой Катей, которая положила ему на ногу свою толстую ногу, оперлась о свое колено локтем, а на ладонь положила подбородок и равнодушно и пристально стала смотреть, как землемер крутил себе папиросу.
“And how is it that you don’t ever get tired of it, Roly-Poly?
– И как тебе не надоест, Ванька-Встанька?
You’re forever rolling a coffin nail.”
Всегда ты вертишь свою козью ногу.
Roly-Poly at once commenced to move his eye-brows and the skin of his scalp and began to speak in verse:
Ванька-Встанька сейчас же задвигал бровями и кожей черепа и заговорил стихами:
скачать в HTML/PDF
share