6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 64 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

Evidently, you come to Anna Markovna’s quite frequently?”
По-видимому, вы таки частенько бываете у Анны Марковны?
“Even too much so.”
– Даже весьма.
“Sergei Ivanich is our most important guest!” naively shrieked Niura.
“Sergei Ivanich is a sort of brother among us!”
– Сергей Иваныч у нас самый главный гость! – наивно взвизгнула Нюра. – Сергей Иваныч у нас вроде брата!
“Fool!”
Tamara stopped her.
– Дура! – остановила ее Тамара.
“That seems strange to me,” continued Lichonin.
“I, too, am a habitue.
– Это мне странно, – продолжал Лихонин. – Я тоже завсегдатай.
In any case, one can only envy everybody’s cordiality toward you.”
Во всяком случае, можно только позавидовать общей к вам симпатии.
“The local chieftain!” said Boris Sobashnikov, curling his lips downward, but said it so low that Platanov, if he chose to, could pretend that he had not heard anything distinctly.
– Местный староста! – сказал, скривив сверху вниз губы, Борис Собашников, но сказал настолько вполголоса, что Платонов, если бы захотел, мог бы притвориться, что он ничего не расслышал.
This reporter had for long aroused in Boris some blind and prickling irritation.
Этот репортер давно уже возбуждал в Борисе какое-то слепое и колючее раздражение.
That he was not one of his own herd really meant nothing.
Это еще ничего, что он был не из своего стада.
But Boris, like many students (and also officers, junkers, and high-school boys) had grown accustomed to the fact that the outside “civilian” people, who accidentally fell into a company of students on a spree, should hold themselves somewhat subordinately and with servility in it, flatter the studying youths, be struck with its daring, laugh at its jokes, admire its self-admiration, recall their own student years with a sigh of suppressed envy.
Но Борис, подобно многим студентам (а также и офицерам, юнкерам и гимназистам), привык к тому, что посторонние «штатские» люди, попадавшие случайно в кутящую студенческую компанию, всегда держали себя в ней несколько зависимо и подобострастно, льстили учащейся молодежи, удивлялись ее смелости, смеялись ее шуткам, любовались ее самолюбованием, вспоминали со вздохом подавленной зависти свои студенческие годы.
But in Platonov there not only was none of this customary wagging of the tail before youth, but, on the contrary, there was to be felt a certain abstracted, calm and polite indifference.
А в Платонове не только не было этого привычного виляния хвостом перед молодежью, но, наоборот, чувствовалось какое-то рассеянное, спокойное и вежливое равнодушие.
Besides that, Sobashnikov was angered— and angered with a petty, jealous vexation— by that simple and yet anticipatory attention which was shown to the reporter by everybody in the establishment, beginning with the porter and ending with the fleshy, taciturn Katie.
Кроме того, сердило Собашникова – и сердило мелкой ревнивой досадой – то простое и вместе предупредительное внимание, которое репортеру оказывали в заведении все, начиная со швейцара и кончая мясистой, молчаливой Катей.
This attention was shown in the way he was listened to, in that triumphal carefulness with which Tamara filled his glass, and in the way Little White Manka pared a pear for him solicitously, and in the delight of Zoe, who had caught the case skillfully thrown to her across the table by the reporter, when she had vainly asked for a cigarette from her two neighbors, who were lost in conversation; and in the way none of the girls begged either chocolate or fruits from him, in the lively gratitude for his little services and his treating.
Это внимание сказывалось в том, как его слушали, в той торжественной бережности, с которой Тамара наливала ему рюмку, и в том, как Манька Беленькая заботливо чистила для него грушу, и в удовольствии Зои, поймавшей ловко брошенный ей репортером через стол портсигар, в то время как она напрасно просила папиросу у двух заговорившихся соседей, и в том, что ни одна из девиц не выпрашивала у него ни шоколаду, ни фруктов, и в их живой благодарности за его маленькие услуги и угощение.
скачать в HTML/PDF
share