6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 98 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

Beggar women! … Man is born for great joy, for ceaseless creation, in which he is God; for a broad, free love, unhindered by anything,— love for everything: for a tree, for the sky, for man, for a dog, for the dear, benign, beautiful earth,— oh, especially for the earth with its beatific motherhood, with its mornings and nights, with its magnificent everyday miracles.
Нищенки!..
Человек рожден для великой радости, для беспрестанного творчества, в котором он – бог, для широкой, свободной, ничем не стесненной любви ко всему; к дереву, к небу, к человеку, к собаке, к милой, кроткой, прекрасной земле, ах, особенно к земле с ее блаженным материнством, с ее утрами и ночами, с ее прекрасными ежедневными чудесами.
But man has lied himself out so, has become such an importunate beggar, and has sunk so low! … Ah, Lichonin, but I am weary!”
А человек так изолгался, испопрошайничался и унизился!..
Эх, Лихонин, тоска!
“I, as an anarchist, partly understand you,” said Lichonin thoughtfully.
– Я, как анархист, отчасти понимаю тебя, – сказал задумчиво Лихонин.
It was as though he heard and yet did not hear the reporter.
Он как будто бы слушал и не слушал репортера.
Some thought was with difficulty, for the first time, being born in his mind.
“But one thing I can not comprehend.
Какая-то мысль тяжело, в первый раз, рождалась у него в уме. – Но одного не постигаю.
If humanity has become so malodorous to you, then how do you stand—  and for so long, too,— all this,— ” Lichonin took in the whole table with a circular motion of his hand,— “the basest thing that mankind could invent?”
Если уж так тебе осмердело человечество, то как ты терпишь, да еще так долго, вот это все, – Лихонин обвел стол круглым движением руки, – самое подлое, что могло придумать человечество?
“Well, I don’t even know myself,” said Platonov with artlessness.
“You see, I am a vagabond, and am passionately in love with life.
– А я и сам не знаю, – сказал простодушно Платонов. – Видишь ли, я – бродяга и страстно люблю жизнь.
I have been a turner, a compositor; I have sown and sold tobacco—  the cheap Silver Makhorka kind— have sailed as a stoker on the Azov Sea, have been a fisherman on the Black— on the Dubinin fisheries; I have loaded watermelons and bricks on the Dnieper, have ridden with a circus, have been an actor— I can’t even recall everything.
Я был токарем, наборщиком, сеял и продавал табак, махорку-серебрянку, плавал кочегаром по Азовскому морю, рыбачил на Черном – на Дубининских промыслах, грузил арбузы и кирпич на Днепре, ездил с цирком, был актером, – всего и не упомню.
And never did need drive me.
И никогда меня не гнала нужда.
No, only an immeasurable thirst for life and an insupportable curiosity.
Нет, только безмерная жадность к жизни и нестерпимое любопытство.
By God, I would like for a few days to become a horse, a plant, or a fish, or to be a woman and experience childbirth; I would like to live with the inner life, and to look upon the universe with the eyes of every human being I meet.
Ей-богу, я хотел бы на несколько дней сделаться лошадью, растением или рыбой или побыть женщиной и испытать роды; я бы хотел пожить внутренней жизнью и посмотреть на мир глазами каждого человека, которого встречаю.
And so I wander care-free over towns and hamlets, bound by nothing; know and love tens of trades and joyously float wherever it suits fate to set my sail… And so it was that I came upon the brothel, and the more I look at it, the more there grows within me alarm, incomprehension, and very great anger.
И вот я беспечно брожу по городам и весям, ничем не связанный, знаю и люблю десятки ремесл и радостно плыву всюду, куда угодно судьбе направить мой парус...
Так-то вот я и набрел на публичный дом, и чем больше в него вглядываюсь, тем больше во мне растет тревога, непонимание и очень большая злость.
скачать в HTML/PDF
share