6#

Ярмарка тщеславия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ярмарка тщеславия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 149 из 890  ←предыдущая следующая→ ...

Never mind soup or fish.
Все равно, супу или рыбы.
Give him anything--he didn't care what.
Дайте что-нибудь.
Ему совершенно безразлично.
Capital mutton--capital everything."
Чудесная баранина, да и все чудесно!
His good humour contrasted with his father's severity; and he rattled on unceasingly during dinner, to the delight of all--of one especially, who need not be mentioned.
Радужное настроение молодого офицера представляло разительный контраст с суровостью его отца.
As soon as the young ladies had discussed the orange and the glass of wine which formed the ordinary conclusion of the dismal banquets at Mr. Osborne's house, the signal to make sail for the drawing-room was given, and they all arose and departed.
И Джордж в течение всего обеда без умолку болтал, к полному восхищению всех, а особенно одной из присутствующих, называть которую нет надобности.
Как только молодые леди покончили с апельсинами и стаканом вина, которым обычно завершались унылые трапезы в доме мистера Осборна, был дан сигнал к отплытию, и дамы поднялись со своих мест и удалились в гостиную.
Amelia hoped George would soon join them there.
Эмилия надеялась, что Джордж скоро присоединится к ним.
She began playing some of his favourite waltzes (then newly imported) at the great carved-legged, leather-cased grand piano in the drawing- room overhead.
Она принялась играть его любимые вальсы (лишь недавно ввезенные в Англию) на большом, одетом в кожаный чехол рояле с высокими резными ножками.
This little artifice did not bring him.
Но эта маленькая уловка не привлекла Джорджа.
He was deaf to the waltzes; they grew fainter and fainter; the discomfited performer left the huge instrument presently; and though her three friends performed some of the loudest and most brilliant new pieces of their repertoire, she did not hear a single note, but sate thinking, and boding evil.
Он оставался глух к призыву вальсов; звуки становились все нерешительнее и постепенно замирали.
Огорченная музыкантша оставила наконец в покое огромный инструмент.
И хотя три ее приятельницы исполнили несколько бравурных пьесок, представлявших самое свежее и блестящее пополнение их репертуара, Эмилия не слышала ни единой ноты и сидела задумавшись, предчувствуя сердцем какую-то беду.
Old Osborne's scowl, terrific always, had never before looked so deadly to her.
Нахмуренные брови старика Осборна, и обычно-то грозные, никогда еще так не страшили Эмилию.
His eyes followed her out of the room, as if she had been guilty of something.
Его взгляд провожал ее до порога столовой, словно она была в чем-то виновата.
When they brought her coffee, she started as though it were a cup of poison which Mr. Hicks, the butler, wished to propose to her.
Когда ей подали кофе, она вздрогнула, точно дворецкий, мистер Хикс, предложил ей чашу с ядом.
What mystery was there lurking?
Какая тайна скрывалась за всем этим?
Oh, those women!
О женщины!
They nurse and cuddle their presentiments, and make darlings of their ugliest thoughts, as they do of their deformed children.
Они возятся и нянчатся со своими предчувствиями и любовно носится с самыми мрачными мыслями, как матери с увечными детьми.
The gloom on the paternal countenance had also impressed George Osborne with anxiety.
Угрюмый вид отца заронил некоторые опасения и в душу Джорджа Осборна.
With such eyebrows, and a look so decidedly bilious, how was he to extract that money from the governor, of which George was consumedly in want?
Если родитель так хмурит брови, если у него такой невероятно желчный вид, то как выжать из него деньги, в которых молодой офицер отчаянно нуждался?
He began praising his father's wine.
И Джордж пустился расхваливать родительское вино.
That was generally a successful means of cajoling the old gentleman.
Это был обычный способ умаслить старого джентльмена.
"We never got such Madeira in the West Indies, sir, as yours.
- Мы никогда не получали в Вест-Индии такой мадеры, как ваша, сэр.
Colonel Heavytop took off three bottles of that you sent me down, under his belt the other day."
Полковник Хэвитоп вылакал три бутылки из тех, что вы послали мне прошлый раз.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1