6#

Ярмарка тщеславия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ярмарка тщеславия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 282 из 890  ←предыдущая следующая→ ...

Miss Wirt, by consequence, was alone on her side of the board, a gap being left between her and Miss Jane Osborne.
Мисс Уирт, таким образом, сидела в одиночестве на своей стороне стола, между нею и мисс Джейн Осборн оставалось пустое место.
Now this was George's place when he dined at home; and his cover, as we said, was laid for him in expectation of that truant's return.
Это было место Джорджа, когда он обедал дома, и для него, как мы говорили, всегда был приготовлен прибор на случай возвращения блудного сына.
Nothing occurred during dinner-time except smiling Mr. Frederick's flagging confidential whispers, and the clinking of plate and china, to interrupt the silence of the repast.
За время обеда ничто не нарушало тишину, если не считать редких, шепотом произнесенных замечаний улыбавшегося мистера Фредерика да звона посуды и серебра.
The servants went about stealthily doing their duty.
Слуги бесшумно двигались вокруг стола, исполняя свои обязанности.
Mutes at funerals could not look more glum than the domestics of Mr. Osborne The neck of venison of which he had invited Dobbin to partake, was carved by him in perfect silence; but his own share went away almost untasted, though he drank much, and the butler assiduously filled his glass.
Факельщики на похоронах - и те не отличаются таким мрачным видом, какой был у лакеев мистера Осборна!
Оленина, на которую он приглашал Доббина, была разрезана стариком в полнейшем молчании, но кусок дичины, взятый им себе, убрали со стола почти нетронутым; зато пил он много, и дворецкий усердно наполнял его стакан.
At last, just at the end of the dinner, his eyes, which had been staring at everybody in turn, fixed themselves for a while upon the plate laid for George.
Наконец, когда было подано последнее блюдо, глаза мистера Осборна, которые он поочередно устремлял на каждого, остановились на приборе, поставленном для Джорджа.
He pointed to it presently with his left hand.
Мистер Осборн указал на прибор левой рукой.
His daughters looked at him and did not comprehend, or choose to comprehend, the signal; nor did the servants at first understand it.
Дочери глядели на него, не понимая или не желая понять этот знак, да и лакеи сперва его не поняли.
"Take that plate away," at last he said, getting up with an oath--and with this pushing his chair back, he walked into his own room.
- Убрать этот прибор! - крикнул он наконец, вставая из-за стола, и, с проклятием оттолкнув кресло, удалился к себе.
Behind Mr. Osborne's dining-room was the usual apartment which went in his house by the name of the study; and was sacred to the master of the house.
Позади столовой была комната, известная в доме под названием кабинета.
Это было святилище главы семейства.
Hither Mr. Osborne would retire of a Sunday forenoon when not minded to go to church; and here pass the morning in his crimson leather chair, reading the paper.
Сюда мистер Осборн обычно удалялся в воскресенье утром, когда ему не хотелось идти в церковь, и проводил здесь все утро, сидя в малиновом кожаном кресле и читая газету.
A couple of glazed book-cases were here, containing standard works in stout gilt bindings.
Здесь стояли два-три стеклянных книжных шкафа с многотомными изданиями в прочных позолоченных переплетах:
The
"Annual Register," the
"Gentleman's Magazine,"
"Blair's Sermons," and
"Hume and Smollett."
"Годичные ведомости",
"Журнал для джентльменов",
"Проповеди Блепра" и
"Юм и Смоллет".
From year's end to year's end he never took one of these volumes from the shelf; but there was no member of the family that would dare for his life to touch one of the books, except upon those rare Sunday evenings when there was no dinner-party, and when the great scarlet Bible and Prayer-book were taken out from the corner where they stood beside his copy of the Peerage, and the servants being rung up to the dining parlour, Osborne read the evening service to his family in a loud grating pompous voice.
Годами мистер Осборн не снимал с полок ни одного из этих томов, но никто из членов семейства никогда ни под каким видом не посмел бы до них дотронуться.
Исключением являлись те редкие воскресные вечера, когда не устраивалось званых обедов.
Большая Библия в красном переплете и молитвенник вынимались тогда из уголка, где они стояли рядом с
"Книгой пэров", прислуга созывалась звонком в парадную гостиную, и Осборн читал своему семейству вечернюю службу неестественно громким и резким голосом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1