6#

Ярмарка тщеславия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ярмарка тщеславия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 539 из 890  ←предыдущая следующая→ ...

Lady Jane and her husband bade her farewell with the warmest demonstrations of good-will.
Леди Джейн и ее супруг простились с нею с самыми теплыми изъявлениями чувств.
They looked forward with pleasure to the time when, the family house in Gaunt Street being repaired and beautified, they were to meet again in London.
Они возлагали надежду на скорую встречу в Лондоне, когда фамильный дом на Гонт-стрит будет отремонтирован и отделан заново.
Lady Southdown made her up a packet of medicine and sent a letter by her to the Rev.
Lawrence Grills, exhorting that gentleman to save the brand who "honoured" the letter from the burning.
Леди Саутдаун снабдила Ребекку небольшой аптечкой и послала через нее преподобному Лоренсу Грилсу письмо, в котором просила этого джентльмена спасти "подательницу сего" от вечного огня.
Pitt accompanied them with four horses in the carriage to Mudbury, having sent on their baggage in a cart previously, accompanied with loads of game.
Питт проводил их в карете четверкой до Мадбери, послав вперед на повозке их багаж вместе с запасом дичи.
"How happy you will be to see your darling little boy again!"
Lady Crawley said, taking leave of her kinswoman.
- Как рады вы будете опять увидеть вашего милого мальчика! - сказала леди Джейн Кроули, прощаясь с родственницей.
"Oh so happy!" said Rebecca, throwing up the green eyes.
- О да, так рада! - простонала Ребекка, закатывая свои зеленые глаза.
She was immensely happy to be free of the place, and yet loath to go.
Она была безмерно счастлива покинуть Королевское Кроули, но уезжать ей не хотелось.
Queen's Crawley was abominably stupid, and yet the air there was somehow purer than that which she had been accustomed to breathe.
Правда, здесь можно пропасть от тоски, но все-таки воздух гораздо чище, чем тот, которым она привыкла дышать.
Everybody had been dull, but had been kind in their way.
Обитатели замка скучны, но каждый по-своему относился к ной хорошо.
"It is all the influence of a long course of Three Per Cents," Becky said to herself, and was right very likely.
"Это все результат длительного обладания трехпроцентными бумагами", - говорила себе Бекки и, вероятно, была права.
However, the London lamps flashed joyfully as the stage rolled into Piccadilly, and Briggs had made a beautiful fire in Curzon Street, and little Rawdon was up to welcome back his papa and mamma.
Как бы то ни было, лондонские фонари весело сияли, когда почтовая карета въехала на Пикаднлли; на Керзон-стрит Бригс жарко растопила камин, и маленький Родон не ложился спать, чтобы самому встретить папу и маму.
CHAPTER XLII
ГЛАВА XLII,
Which Treats of the Osborne Family
в которой речь идет о семье Осборнов
Considerable time has elapsed since we have seen our respectable friend, old Mr. Osborne of Russell Square.
He has not been the happiest of mortals since last we met him.
Много лет прошло с тех пор, как мы виделись с нашим почтенным другом, старым мистером Осборном с Рассел-сквер, и нельзя сказать, чтобы за это время он чувствовал себя счастливейшим из смертных.
Events have occurred which have not improved his temper, and in more instances than one he has not been allowed to have his own way.
To be thwarted in this reasonable desire was always very injurious to the old gentleman; and resistance became doubly exasperating when gout, age, loneliness, and the force of many disappointments combined to weigh him down.
Произошли события, которые не способствовали улучшению его характера.
Далеко не всегда удавалось ему поставить на своем, а всякое противодействие столь разумному желанию воспринималось этим джентльменом как личное оскорбление, и сделалось для него тем более несносным, когда подагра, старость, одиночество и горечь многих разочарований сообща придавили его своей тяжестью.
His stiff black hair began to grow quite white soon after his son's death; his face grew redder; his hands trembled more and more as he poured out his glass of port wine.
После смерти сына его густые темные волосы начали быстро седеть; лицо стало еще краснее; руки дрожали все сильнее, когда он наливал себе стакан портвейна.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1