6#

Ярмарка тщеславия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ярмарка тщеславия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 568 из 890  ←предыдущая следующая→ ...

He heard a laugh from the Marquis in the inner room (who was amused by this free and artless exhibition of Becky's temper) and fled down below to his friends of the kitchen, bursting in an agony of grief.
Мальчик услышал за стеной смех маркиза (которого позабавило это бесхитростное проявление нрава Бекки) и бросился вниз, в кухню, к своим друзьям, обливаясь горючими слезами.
"It is not because it hurts me," little Rawdon gasped out--"only--only"--sobs and tears wound up the sentence in a storm.
- Я не из-за того плачу, что мне больно, - оправдывался, всхлипывая, маленький Роди, - только... только...
- Бурные слезы и рыдания заглушили конец фразы.
It was the little boy's heart that was bleeding.
Сердце мальчика обливалось кровью.
"Why mayn't I hear her singing?
- Только почему мне нельзя слушать ее пение?
Why don't she ever sing to me--as she does to that baldheaded man with the large teeth?"
Почему она никогда не поет мне, а поет этому плешивому с огромными зубами?
He gasped out at various intervals these exclamations of rage and grief.
- Так в промежутках между рыданиями негодовал и жаловался бедный мальчик.
The cook looked at the housemaid, the housemaid looked knowingly at the footman--the awful kitchen inquisition which sits in judgement in every house and knows everything--sat on Rebecca at that moment.
Кухарка взглянула на горничную, горничная перемигнулась с лакеем, - грозная кухонная инквизиция, заседающая в каждом доме и обо всем осведомленная, в эту минуту судила Ребекку.
After this incident, the mother's dislike increased to hatred; the consciousness that the child was in the house was a reproach and a pain to her.
После этого случая нелюбовь матери возросла до ненависти; сознание, что ребенок здесь, в доме, было для нее тягостным упреком.
His very sight annoyed her.
Самый вид мальчика раздражал ее.
Fear, doubt, and resistance sprang up, too, in the boy's own bosom.
В груди маленького Родона, в свою очередь, зародились сомнения, страх и обида.
They were separated from that day of the boxes on the ear.
С того дня, как он получил пощечину, между матерью и сыном легла пропасть.
Lord Steyne also heartily disliked the boy.
Лорд Стайн тоже терпеть не мог мальчика.
When they met by mischance, he made sarcastic bows or remarks to the child, or glared at him with savage-looking eyes.
Если по несчастной случайности они встречались, достойный лорд насмешливо раскланивался с ним, или отпускал иронические замечания, или же глядел на него злобными глазами.
Rawdon used to stare him in the face and double his little fists in return.
Родон, со своей стороны, пристально смотрел ему в лицо и сжимал кулачки.
He knew his enemy, and this gentleman, of all who came to the house, was the one who angered him most.
Он знал, кто ему враг, - из бывавших в доме гостей этот джентльмен больше всех раздражал его.
One day the footman found him squaring his fists at Lord Steyne's hat in the hall.
Как-то раз лакей застал мальчика в передней, когда тот грозил кулаком шляпе лорда Стайна.
The footman told the circumstance as a good joke to Lord Steyne's coachman; that officer imparted it to Lord Steyne's gentleman, and to the servants' hall in general.
Лакей в качестве интересной шутки рассказал об этом случае кучеру лорда Стайна; тот поделился рассказом с камердинером лорда Стайна и вообще со всей людской.
And very soon afterwards, when Mrs. Rawdon Crawley made her appearance at Gaunt House, the porter who unbarred the gates, the servants of all uniforms in the hall, the functionaries in white waistcoats, who bawled out from landing to landing the names of Colonel and Mrs. Rawdon Crawley, knew about her, or fancied they did.
И вскоре после этого, когда миссис Родон Кроули появилась в Гонт-Хаусе, привратник, открывавший ворота, слуги во всевозможных ливреях, толпившиеся в сенях, джентльмены в белых жилетах, выкрикивавшие с одной лестничной площадки на другую имена полковника Кроули и миссис Родон Кроули, уже знали о ней все или воображали, что знают.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1