6#

Ярмарка тщеславия. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ярмарка тщеславия". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 84 из 890  ←предыдущая следующая→ ...

Ah, how their coats shone, as the stable-men pulled their clothes off, and away they went--ah, how their tails shook, as with smoking sides at the stage's end they demurely walked away into the inn-yard.
Ах, как лоснилась их шерсть, когда конюхи снимали с них попоны, и как они дружно пускались вперед!
И ах, как дымились их бока и как они помахивали хвостами, когда, добравшись до станции, с нарочитой степенностью въезжали на постоялый двор.
Alas! we shall never hear the horn sing at midnight, or see the pike-gates fly open any more.
Увы!
Никогда уже не услышим мы звонкого рожка в полночь и не увидим взлетающего вверх шлагбаума!
Whither, however, is the light four-inside Trafalgar coach carrying us?
Но куда же, однако, везет нас скорая четырехместная почтовая карета
"Трафальгар"?
Let us be set down at Queen's Crawley without further divagation, and see how Miss Rebecca Sharp speeds there.
Давайте же высадимся без дальнейших проволочек в Королевском Кроули и посмотрим, как там поживает мисс Ребекка Шарп.
CHAPTER VIII
ГЛАВА VIII,
Miss Rebecca Sharp to Miss Amelia Sedley, Russell Square, London. (Free.--Pitt Crawley.)
приватная и конфиденциальная
"От мисс Ребекки Шарп к мисс Эмлии Седли,
Рассел-сквер, Лондон
(Свободно от почтовых сборов.
Питт Кроули)
MY DEAREST, SWEETEST AMELIA,
Моя драгоценнейшая, любимейшая Эмилия!
With what mingled joy and sorrow do I take up the pen to write to my dearest friend!
С каким смешанным чувством радости и печали берусь я за перо, чтобы написать своему самому дорогому другу!
Oh, what a change between to-day and yesterday!
О, какая разница между сегодняшним днем и вчерашним!
Now I am friendless and alone; yesterday I was at home, in the sweet company of a sister, whom I shall ever, ever cherish!
Сегодня я без друзей и одинока; вчера я была дома, с нежно любимой сестрой, которую всегда, всегда буду обожать!
I will not tell you in what tears and sadness I passed the fatal night in which I separated from you. YOU went on Tuesday to joy and happiness, with your mother and YOUR DEVOTED YOUNG SOLDIER by your side; and I thought of you all night, dancing at the Perkins's, the prettiest, I am sure, of all the young ladies at the Ball.
Не стану рассказывать, в каких слезах и тоске провела я роковой вечер, в который рассталась с тобой.
Тебя ожидали во вторник радость и счастье в обществе твоей матушки и преданного тебе юного воина, и я поминутно представляла себе, как ты танцуешь у Перкинсов, где ты была, конечно, украшением бала.
I was brought by the groom in the old carriage to Sir Pitt Crawley's town house, where, after John the groom had behaved most rudely and insolently to me (alas! 'twas safe to insult poverty and misfortune!), I was given over to Sir P.'s care, and made to pass the night in an old gloomy bed, and by the side of a horrid gloomy old charwoman, who keeps the house.
Меня в старой карете отвезли в городской дом сэра Питта Кроули, где я была передана на попечение сэра П., подвергшись сперва самому грубому и нахальному обращению со стороны грума Джона. (Увы, бедность и несчастье можно оскорблять безнаказанно!) Там мне пришлось провести ночь на старой жуткой кровати, бок о бок с ужасной, мрачной старой служанкой, которая присматривает за домом.
I did not sleep one single wink the whole night.
Ни на один миг не сомкнула я глаз за всю ночь!
Sir Pitt is not what we silly girls, when we used to read Cecilia at Chiswick, imagined a baronet must have been.
Сэр Питт ничуть не похож на тех баронетов, которых мы, глупенькие девочки, воображали себе, зачитываясь в Чизике
"Сесилией".
Anything, indeed, less like Lord Orville cannot be imagined.
Право, трудно себе представить кого-нибудь менее похожего на лорда Орвиля.
Fancy an old, stumpy, short, vulgar, and very dirty man, in old clothes and shabby old gaiters, who smokes a horrid pipe, and cooks his own horrid supper in a saucepan.
Представь себе коренастого, приземистого, неимоверно вульгарного и неимоверно грязного старика в заношенном платье и обтрепанных старых гетрах, который курит ужасную трубку и сам готовит себе какой-то ужасный ужин в кастрюле.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1