показать другое слово

Слово "folly". Англо-русский словарь Мюллера

вне TOP 3000 слов
  1. folly [ˈfɔlɪ]существительное
    1. глупость; недомыслие; безрассудство; безумие

      Примеры использования

      1. With your good sense, to be so honestly blind to the follies and nonsense of others!
        Как ты, с твоим здравым смыслом, способна не замечать слабостей и глупости окружающих?
        Гордость и предубеждение. Джейн Остин, стр. 10
      2. It'll give odds that at least half of them don't qualify--and we may find it out the hard way at the end of this our folly."
        Зато держу пари, что по меньшей мере половина из них не соответствует нашим требованиям; боюсь, под занавес нам еще придется убедиться в этом на собственной шкуре.
        Луна - суровая хозяйка. Роберт Хайнлайн, стр. 129
      3. Those nine dead finks were replaced with ninety, for Authority was goaded into something it did reluctantly, namely spend money on us, and one folly led to another.
        Девять убитых охранников были заменены девятью десятками новых; Администрация пошла на это неохотно, поскольку очень не любила тратить на нас деньги, а потому совершала одну глупость за другой.
        Луна - суровая хозяйка. Роберт Хайнлайн, стр. 99
    2. глупый поступок; дорого стоящий каприз

      Примеры использования

      1. "Dear lady, could you bring yourself to play the nominal role of an old man's folly?"
        - Дорогая леди, сможете вы разыграть фиктивную роль под названием "последняя блажь старика"?
        Луна - суровая хозяйка. Роберт Хайнлайн, стр. 88
      2. And we sit there, by its margin, while the moon, who loves it too, stoops down to kiss it with a sister’s kiss, and throws her silver arms around it clingingly; and we watch it as it flows, ever singing, ever whispering, out to meet its king, the sea—till our voices die away in silence, and the pipes go out—till we, common-place, everyday young men enough, feel strangely full of thoughts, half sad, half sweet, and do not care or want to speak—till we laugh, and, rising, knock the ashes from our burnt-out pipes, and say “Good-night,” and, lulled by the lapping water and the rustling trees, we fall asleep beneath the great, still stars, and dream that the world is young again—young and sweet as she used to be ere the centuries of fret and care had furrowed her fair face, ere her children’s sins and follies had made old her loving heart—sweet as she was in those bygone days when, a new-made mother, she nursed us, her children, upon her own deep breast—ere the wiles of painted civilization had lured us away from her fond arms, and the poisoned sneers of artificiality had made us ashamed of the simple life we led with her, and the simple, stately home where mankind was born so many thousands years ago.
        И вот мы сидим у реки, а месяц, который тоже ее любит, склоняется, чтобы приложиться к ней братским лобзанием, и окутывает ее нежными серебристыми объятиями; мы смотрим, как струятся ее воды, и все поют, все шепчут, устремляясь к владыке своему - морю; наконец голоса наши замирают, трубки гаснут, и нас, обыкновенных, достаточно пошлых молодых людей, переполняют мысли печальные и милые, и нет у нас больше охоты говорить. И, наконец, рассмеявшись, мы поднимаемся, выколачиваем погасшие трубки и со словами "спокойной ночи" засыпаем под большими тихими звездами, убаюканные плеском воды и шелестом деревьев, и нам грезится, что мир снова молод, молод и прекрасен, как была прекрасна земля до того, как столетия смут и волнений избороздили морщинами ее лицо, а грехи и безумства ее детей состарили ее любящее сердце, - прекрасна, как в былые дни, когда, словно молодая мать, она баюкала нас, своих сыновей, на широкой груди, пока коварная цивилизация не выманила нас из ее любящих объятий и ядовитые насмешки искусственности не заставили нас устыдиться простой жизни, которую мы вели с нею, и простого величавого обиталища, где столько тысячелетий назад родилось человечество.
        Трое в одной лодке, не считая собаки. Джером К. Джером, стр. 12
      3. It was, however, the only book immediately at hand; and I indulged a vague hope that the excitement which now agitated the hypochondriac, might find relief (for the history of mental disorder is full of similar anomalies) even in the extremeness of the folly which I should read.
        Но другой книги под рукой не оказалось; и я смутно надеялся (история умственных расстройств дает немало поразительных тому примеров), что именно крайние проявления помешательства, о которых я намеревался читать, помогут успокоить болезненное волнение моего друга.
        Падение дома Ашеров. Эдгар Аллан По, стр. 17

Поиск словарной статьи

share