6#

Апология истории или ремесло историка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Апология истории или ремесло историка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 808 книг и 2521 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 140  ←предыдущая следующая→ ...

TO
LUCIEN FEBVRE
ЛЮСЬЕНУ ФЕВРУ
BY WAY OF A DEDICATION
вместо посвящения
IF THIS BOOK should one day be published—if, begun as a simple antidote by which, amid sorrows and anxieties both personal and collective, I seek a little peace of mind, it should turn into a real book, intended to be read—you will find, my friend, another name than yours inscribed upon its dedication page.
Если эта книга когда-нибудь выйдет в свет, если она из простого противоядия, в котором я среди ужасных страданий и тревог, личных и общественных, пытаюсь найти немного душевного спокойствия, превратится когда-нибудь в настоящую книгу, книгу для читателей,— на ее титульном листе, мой дорогой друг, будет стоять другое, не Ваше имя.
You can surmise the name this place requires; it is the one permissible allusion to a tenderness too deep and sacred to be spoken.
Вы поймете, что это имя будет на своем месте — единственное упоминание, которое может позволить себе нежность, настолько глубокая и священная, что ее словами не высказать.
Yet how can I resign myself to seeing you appear in no more than a few chance references?
Но могу ли я примириться с тем, чтобы Ваше имя появлялось здесь только случайно, в каких-то ссылках?
Long have we worked together for a wider and more human history.
Долгое время мы вместе боролись за то, ^гобы история была более широкой и гуманной.
Today our common task is threatened.
Теперь, когда я это пишу, общее наше дело подвергается многим опасностям.
Not by our fault.
Не по нашей вине.
We are vanquished, for a moment, by an unjust destiny.
Мы — временно побежденные несправедливой судьбой.
But the time will come, I feel sure, when our collaboration can again be public, and again be free.
Все же, я уверен, настанет день, когда наше сотрудничество сможет полностью возобновиться, как в прошлом, открыто и, как в прошлом, свободно2.
Meanwhile, it is in these pages filled with your presence that, for my part our joint work goes on.
А пока я со своей стороны буду продолжать его на этих страницах, где все полно Вами.
It will keep what was always its rhythm of fundamental agreement, enlivened, on the surface, by the profitable interplay of our affectionate discussions.
Я постараюсь сохранить присущий ему строй — в глубине согласие, оживляемое на поверхности поучительной игрой наших дружеских споров.
Certainly, more than one of the ideas which I propose to uphold I have taken straight from you.
Среди идей, которые я намерен отстаивать, не одна идет прямо от Вас.
With many
of the others, I cannot, in honesty, decide whether they are yours, mine, or both of ours.
О многих других я и сам, по совести, не знаю, Ваши они, или мои, или же принадлежат нам обоим.
I flatter myself that you will often approve.
Надеюсь, что многое Вы одобрите.
And you will sometimes rebuke me.
Порой, возможно, будете читать с удовольствием.
In either case, there will be another bond between us.
И все это свяжет нас еще крепче.
Fougères,
Creuse,
Фужер (Деп.
Крез).
May 10, 1941
10 мая 1941.
INTRODUCTION
ВВЕДЕНИЕ
‘TELL ME, Daddy.
What is the use of history?”
«Папа, объясни мне, зачем нужна история».
Thus, a few years ago, a young lad in whom I had a very special interest questioned his historian father.
Так однажды спросил у отца-историка мальчик, весьма мне близкий.
I wish I could say of this book that it is my answer.
Я был бы рад сказать, что эта книга — мой ответ.
I can conceive no higher praise for a writer than to be able to speak in the same tone to savants and schoolboys alike, but so noble a simplicity is the privilege of the select few.
По-моему, нет лучшей похвалы для писателя, чем признание, что он умеет говорить одинаково с учеными и со школьниками.
Однако такая высокая простота — привилегия немногих избранных.
At any rate, this question from a child, whose thirst for knowledge I was not, perhaps, too well able to satisfy at the time, now serves me well as a point of departure.
И все же этот вопрос ребенка, чью любознательность я, возможно, не сумел полностью удовлетворить, я охотно поставлю здесь вместо эпиграфа.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...