8#

Битва. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Битва". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 5  ←предыдущая следующая→ ...

The aide came back, and stood rigidly at attention.
Вернулся адъютант и вытянулся по стойке смирно.
“Sir,” he said, “the priest refuses to go.
— Сэр, — сказал он, — священнослужитель отказался уйти.
He says he must speak with you.”
Он заявляет, что должен непременно поговорить с вами.
Supreme General Fetterer hesitated before saying no.
Верховный главнокомандующий Феттерер хотел было сказать «нет», но заколебался.
He remembered that this was the Last Battle, and that the religious workers were connected with it He decided to give the man five minutes.
Он вспомнил, что это всё-таки Последняя Битва и что труженики на ниве религий действительно имеют к ней некоторое отношение.
И он решил уделить священнослужителю пять минут.
“Show him in,” he said.
— Пригласите его войти, — сказал он.
The priest wore a plain business suit, to show that he represented no particular religion.
Священнослужитель был облачён в обычные пиджак и брюки, показывавшие, что он явился сюда не в качестве представителя какой-то конкретной религии.
His face was tired but determined.
Его усталое лицо дышало решимостью.
“General,” he said,
“I am a representative of all the religious workers of the world, the priests, rabbis, ministers, mullahs, and all the rest.
— Генерал, — сказал он, — я пришёл к вам как представитель всех тружеников на всемирной ниве религий — патеров, раввинов, мулл, пасторов и всех прочих.
We beg of you, General, to let us fight in the Lord’s battle.”
Мы просим вашего разрешения, генерал, принять участие в Битве Господней.
Supreme General Fetterer drummed his fingers nervously against his side.
Верховный главнокомандующий Феттерер нервно забарабанил пальцами по бедру.
He wanted to stay onfriendly terms with these men.
Он предпочёл бы остаться в хороших отношениях с этой братией.
Even he, the Supreme Commander, might need a good word, when all was said and done....
Что ни говори, а даже ему, верховному главнокомандующему, не повредит, если в нужный момент за него замолвят доброе слово…
“You can understand my position,” Fetterer said unhappily.
— Поймите моё положение, — тоскливо сказал Феттерер.
“I’m a general.
I have a battle to fight.”
— Я — генерал, мне предстоит руководить битвой…
“But it’s the Last Battle,” the priest said.
— Но это же Последняя Битва, — сказал священнослужитель.
“It should be the people’s battle.”
— В ней подобает участвовать людям.
“It is,” Fetterer said.
— Но они в ней и участвуют, — ответил Феттерер.
“It’s being fought by their representatives, the military.”
— Через своих представителей, военных.
The priest didn’t look at all convinced.
Священнослужитель поглядел на него с сомнением.
Fetterer said,
Феттерер продолжал:
“You wouldn’t want to lose this battle, would you?
— Вы же не хотите, чтобы эта битва была проиграна, не так ли?
Have Satan win?”
Чтобы победил Сатана?
“Of course not,” the priest murmured.
— Разумеется, нет, — пробормотал священник.
“Then we can’t take any chances,” Fetterer said.
— В таком случае мы не имеем права рисковать, — заявил Феттерер.
“All the governments agreed on that, didn’t they?
— Все правительства согласились с этим, не правда ли?
Oh, it would be very nice to fight Armageddon with the mass of humanity.
Да, конечно, было бы очень приятно ввести в Армагеддон массированные силы человечества.
Symbolic, you might say.
Весьма символично.
But could we be certain of victory?”
Но могли бы мы в этом случае быть уверенными в победе?
The priest tried to say something, but Fetterer was talking rapidly.
Священник попытался что-то возразить, но Феттерер торопливо продолжал:
“How do we know the strength of Satan’s forces?
— Нам же неизвестна сила сатанинских полчищ.
We simply must put forth our best foot, militarily speaking.
Мы обязаны бросить в бой всё лучшее, что у нас есть.
And that means the automatic armies, the robot interceptors and tanks, the H bombs.”
А это означает — автоматические армии, роботы-перехватчики, роботы-танки, водородные бомбы.
The priest looked very unhappy.
Священнослужитель выглядел очень расстроенным.
“But it isn’t right,” he said.
— Но в этом есть что-то недостойное, — сказал он.
“Certainly you can find some place in your plan for people?”
— Неужели вы не могли бы включить в свои планы людей?
скачать в HTML/PDF
share