7#

Взгляни на дом свой, ангел. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Взгляни на дом свой, ангел". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

But I know that his cold and shallow eyes had darkened with the obscure and passionate hunger that had lived in a dead man’s eyes, and that had led from Fenchurch Street past Philadelphia.
Но я знаю, что его холодные, неглубокие глаза темнели от той же смутной и неутолимой жажды, которая жила в глазах мертвеца и когда-то вела его с Фенчерч-стрит мимо Филадельфии.
As the boy looked at the big angel with the carved stipe of lilystalk, a cold and nameless excitement possessed him.
Мальчик глядел на большого ангела, сжимающего резной стебель лилии, и им овладевало холодное безымянное волнение.
The long fingers of his big hands closed.
Длинные пальцы его больших рук сжались в кулаки.
He felt that he wanted, more than anything in the world, to carve delicately with a chisel.
Он почувствовал, что больше всего на свете хочет ваять.
He wanted to wreak something dark and unspeakable in him into cold stone.
Он хотел вогнать в холодный камень то тёмное и неназываемое, что жило в нём.
He wanted to carve an angel’s head.
Он хотел изваять голову ангела.
Oliver entered the shop and asked a big bearded man with a wooden mallet for a job.
Оливер вошёл в лавку и спросил у широкоплечего бородача с деревянным молотком в руке, нет ли для него тут работы.
He became the stone cutter’s apprentice.
Он стал подмастерьем резчика по камню.
He worked in that dusty yard five years.
Он проработал в этом пыльном дворе пять лет.
He became a stone cutter.
Он стал резчиком по камню.
When his apprenticeship was over he had become a man.
Когда годы его ученичества кончились, он был уже мужчиной.
He never found it.
Он так и не обрёл того, чего искал.
He never learned to carve an angel’s head.
Он так и не изваял голову ангела.
The dove, the lamb, the smooth joined marble hands of death, and letters fair and fine — but not the angel.
Голубку, агнца, сложенные в покое смерти мраморные руки, и буквы, тонкие и изящные, — всё это он умел.
Но не ангела.
And of all the years of waste and loss — the riotous years in Baltimore, of work and savage drunkenness, and the theatre of Booth and Salvini, which had a disastrous effect upon the stone cutter, who memorized each accent of the noble rant, and strode muttering through the streets, with rapid gestures of the enormous talking hands — these are blind steps and gropings of our exile, the painting of our hunger as, remembering speechlessly, we seek the great forgotten language, the lost lane-end into heaven, a stone, a leaf, a door.
И все годы тщеты и утрат — буйные годы в Балтиморе, годы труда, яростного пьянства и театра Бута и Сальвини, губительно влиявшего на резчика по камню, который запоминал все переливы благородной декламации и шагал по улицам, бормоча и быстро жестикулируя огромными красноречивыми руками — всё это слепые блуждания на ощупь в нашем изгнании, закрашивание нашей жажды, когда, немо вспоминая, мы ищем великий забытый язык, утерянную тропу на небеса, камень, лист, дверь.
Where?
Где?
When?
Когда?
He never found it, and he reeled down across the continent into the Reconstruction South — a strange wild form of six feet four with cold uneasy eyes, a great blade of nose, and a rolling tide of rhetoric, a preposterous and comic invective, as formalized as classical epithet, which he used seriously, but with a faint uneasy grin around the corners of his thin wailing mouth.
Он так и не обрёл того, чего искал, и, шатаясь, пошёл через континент на Реконструируемый Юг — странная дикая фигура в шесть футов четыре дюйма ростом, холодные, тревожные глаза, широкая лопасть носа, раскаты пышной риторики и нелепое, комическое проклятье, формально-условное, точно классические эпитеты, которые он пускал в ход совершенно серьёзно, хотя в уголках его узкого стонущего рта пряталась неловкая усмешка.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

←предыдущая следующая→ ...