5#

Каштанка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Каштанка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 22  ←предыдущая следующая→ ...

"In sin my mother bore me!
- Во гресех роди мя мати во утробе моей!
Ah, sins, sins!
Ох, грехи, грехи!
Here now we are walking along the street and looking at the street lamps, but when we die, we shall burn in a fiery Gehenna. . . ."
Теперь вот мы по улице идем и на фонарики глядим, а как помрем - в гиене огненной гореть будем...
Or he fell into a good-natured tone, called Kashtanka to him, and said to her:
Или же он впадал в добродушный тон, подзывал к себе Каштанку и говорил ей:
"You, Kashtanka, are an insect of a creature, and nothing else.
- Ты, Каштанка, насекомое существо и больше ничего.
Beside a man, you are much the same as a joiner beside a cabinet-maker. . . ."
Супротив человека ты все равно, что плотник супротив столяра...
While he talked to her in that way, there was suddenly a burst of music.
Когда он разговаривал с нею таким образом, вдруг загремела музыка.
Kashtanka looked round and saw that a regiment of soldiers was coming straight towards her.
Каштанка оглянулась и увидела, что по улице прямо на нее шел полк солдат.
Unable to endure the music, which unhinged her nerves, she turned round and round and wailed.
Не вынося музыки, которая расстраивала ей нервы, она заметалась и завыла.
To her great surprise, the carpenter, instead of being frightened, whining and barking, gave a broad grin, drew himself up to attention, and saluted with all his five fingers.
К великому ее удивлению, столяр, вместо того чтобы испугаться, завизжать и залаять, широко улыбнулся, вытянулся во фрунт и всей пятерней сделал под козырек.
Seeing that her master did not protest, Kashtanka whined louder than ever, and dashed across the road to the opposite pavement.
Видя, что хозяин не протестует, Каштанка еще громче завыла и, не помня себя, бросилась через дорогу на другой тротуар.
When she recovered herself, the band was not playing and the regiment was no longer there.
Когда она опомнилась, музыка уже не играла и полка не было.
She ran across the road to the spot where she had left her master, but alas, the carpenter was no longer there.
Она перебежала дорогу к тому месту, где оставила хозяина, но, увы! столяра уже там не было.
She dashed forward, then back again and ran across the road once more, but the carpenter seemed to have vanished into the earth.
Она бросилась вперед, потом назад, еще раз перебежала дорогу, но столяр точно сквозь землю провалился...
Kashtanka began sniffing the pavement, hoping to find her master by the scent of his tracks, but some wretch had been that way just before in new rubber goloshes, and now all delicate scents were mixed with an acute stench of india-rubber, so that it was impossible to make out anything.
Каштанка стала обнюхивать тротуар, надеясь найти хозяина по запаху его следов, но раньше какой-то негодяй прошел в новых резиновых калошах, и теперь все тонкие запахи мешались с острою каучуковою вонью, так что ничего нельзя было разобрать.
Kashtanka ran up and down and did not find her master, and meanwhile it had got dark.
Каштанка бегала взад и вперед и не находила хозяина, а между тем становилось темно.
The street lamps were lighted on both sides of the road, and lights appeared in the windows.
По обе стороны улицы зажглись фонари, и в окнах домов показались огни.
Big, fluffy snowflakes were falling and painting white the pavement, the horses' backs and the cabmen's caps, and the darker the evening grew the whiter were all these objects.
Шел крупный пушистый снег и красил в белое мостовую, лошадиные спины, шапки извозчиков, и чем больше темнел воздух, тем белее становились предметы.
Unknown customers kept walking incessantly to and fro, obstructing her field of vision and shoving against her with their feet. (All mankind Kashtanka divided into two uneven parts: masters and customers; between them there was an essential difference: the first had the right to beat her, and the second she had the right to nip by the calves of their legs.) These customers were hurrying off somewhere and paid no attention to her.
Мимо Каштанки, заслоняя ей поле зрения и толкая ее ногами, безостановочно взад и вперед проходили незнакомые заказчики. (Все человечество Каштанка делила на две очень неравные части: на хозяев и на заказчиков; между теми и другими была существенная разница: первые имели право бить ее, а вторых она сама имела право хватать за икры.) Заказчики куда-то спешили и не обращали на нее никакого внимания.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1