7#

Лолита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лолита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 2 из 321  ←предыдущая следующая→ ...

My mother’s elder sister, Sybil, whom a cousin of my father’s had married and then neglected, served in my immediate family as a kind of unpaid governess and housekeeper.
Старшая сестра матери, Сибилла, бывшая замужем за двоюродным братом моего отца - вскоре, впрочем, бросившим ее, - жила у нас в доме в качестве не то бесплатной гувернантки, не то экономки.
Somebody told me later that she had been in love with my father, and that he had lightheartedly taken advantage of it one rainy day and forgotten it by the time the weather cleared.
Впоследствии я слышал, что она была влюблена в моего отца и что однажды, в дождливый денек, он легкомысленно воспользовался ее чувством - да все позабыл, как только погода прояснилась.
I was extremely fond of her, despite the rigiditythe fatal rigidityof some of her rules.
Я был чрезвычайно привязан к ней, несмотря на суровость - роковую суровость - некоторых ее правил.
Perhaps she wanted to make of me, in the fullness of time, a better widower than my father.
Может быть, ей хотелось сделать из меня более добродетельного вдовца, чем отец.
Aunt Sybil had pink-rimmed azure eyes and a waxen complexion.
У тети Сибиллы были лазоревые, окаймленные розовым глаза и восковой цвет лица.
She wrote poetry.
Она писала стихи.
She was poetically superstitious.
Была поэтически суеверна.
She said she knew she would die soon after my sixteenth birthday, and did.
Говорила, что знает, когда умрет - а именно когда мне исполнится шестнадцать лет - и так оно и случилось.
Her husband, a great traveler in perfumes, spent most of his time in America, where eventually he founded a firm and acquired a bit of real estate.
Ее муж, испытанный вояжер от парфюмерной фирмы, проводил большую часть времени в Америке, где в конце концов основал собственное дело и приобрел кое-какое имущество.
I grew, a happy, healthy child in a bright would of illustrated books, clean sand, orange trees, friendly dogs, sea vistas and smiling faces.
Я рос счастливым, здоровым ребенком в ярком мире книжек с картинками, чистого песка, апельсиновых деревьев, дружелюбных собак, морских далей и улыбающихся лиц.
Around me the splendid Hotel Mirana revolved as a kind of private universe, a whitewashed cosmos within the blue greater one that blazed outside.
Вокруг меня великолепная гостиница
"Мирана Палас" вращалась частной вселенной, выбеленным мелом космосом, посреди другого, голубого, громадного, искрившегося снаружи.
From the aproned pot-scrubber to the flanneled potentate, everybody liked me, everybody petted me.
От кухонного мужика в переднике до короля в летнем костюме все любили, все баловали меня.
Elderly American ladies leaning on their canes listed towards me like towers of Pisa.
Пожилые американки, опираясь на трость, клонились надо мной, как Пизанские башни.
Ruined Russian princesses who could not pay my father, bought me expensive bonbons.
Разорившиеся русские княгини не могли заплатить моему отцу, но покупали мне дорогие конфеты.
He,mon cher petit papa, took me out boating and biking, taught me to swim and dive and water-ski, read to meDon Quixote andLes Miserables, and I adored and respected him and felt glad for him whenever I overheard the servants discuss his various lady-friends, beautiful and kind beings who made much of me and cooed and shed precious tears over my cheerful motherlessness.
Он же, mon cherpetit рара, брал меня кататься на лодке и ездить на велосипеде, учил меня плавать, нырять, скользить на водяных лыжах, читал мне Дон-Кихота и
"Les Miserables", и я обожал и чтил его, и радовался за него, когда случалось подслушать, как слуги обсуждают его разнообразных любовниц - ласковых красавиц, которые очень много мною занимались, воркуя надо мной и проливая драгоценные слезы над моим вполне веселым безматеринством.
I attended an English day school a few miles from home, and there I played rackets and fives, and got excellent marks, and was on perfect terms with schoolmates and teachers alike.
Я учился в английской школе, находившейся в нескольких километрах от дома; там я играл в "ракетс" и "файвс" (ударяя мяч о в стену ракеткой или ладонью), получал отличные отметки и прекрасно уживался как с товарищами так и с наставниками.
скачать в HTML/PDF
share