3#

Ночь в Лиссабоне. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ночь в Лиссабоне". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 791 книга и 2359 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 223  ←предыдущая следующая→ ...

It was a last, desperate effort to blackmail fate.
То была последняя, отчаянная попытка подкупить судьбу.
Our Portuguese residence permit would expire in a few days, and Ruth and I had no other visas.
Разрешение на пребывание в Португалии у меня и Рут истекало через несколько дней.
Никаких виз у нас больше не было.
We had made our plans in France and drawn up a list of possible sailings for New York.
This ship anchored in the Tagus had been the last on our list.
But it was sold out for months; we had no American visas, and we were more than three hundred dollars short of the fare.
Корабль, что стоял на Тахо, был Последним, с которым мы еще во Франции рассчитывали попасть в Нью-Йорк, однако места на нем были распроданы за несколько месяцев, а у нас не было ни разрешения на въезд в Америку, ни денег; билет стоил свыше трехсот долларов.
I had tried to raise the money at least, in the only way still possible for a foreigner in Lisbon—by gambling.
Я попытался раздобыть деньги единственно возможным здесь способом — в казино.
An absurd idea, for even if I had won, it would have taken a miracle to get us aboard.
Даже если бы я выиграл, попасть на корабль можно было бы чудом.
But in danger and despair you acquire a faith in miracles; without it you would go under.
Но во время бегства и опасности, в отчаянии, как раз и начинаешь верить в чудо: иначе нельзя выжить…
I had lost fifty-six of the sixty-two dollars we still had left.
Но у меня ничего не вышло: из шестидесяти двух долларов, что у нас были, пятьдесят шесть я проиграл.
It was late at night and the quayside was almost deserted.
В этот поздний час набережная была безлюдна.
But after a while, I became aware of a man not far off.
First he paced aimlessly about, then he stopped and he, too, began to stare at the ship.
Вскоре, однако, я заметил человека, который то бесцельно ходил взад и вперед, то вдруг останавливался и начинал, как я, всматриваться в пароход.
Another stranded refugee, I thought, and took no further notice of him, until I felt that he was watching me.
Я решил, что он тоже один из потерпевших крушение и не заслуживает внимания.
Потом я почувствовал, что он за мной наблюдает.
A refugee never loses his fear of the police, not even when he is asleep or when there is nothing to be afraid of— so I turned away with an affectation of bored indifference and started to leave the pier, slowly, like a man who has no ground for fear.
Страх перед полицией никогда не оставляет эмигранта.
Даже во сне.
Даже тогда, когда ему нечего бояться.
Поэтому я тотчас же повернулся и со скучающим видом человека, который не испытывает никаких опасений, медленно направился прочь от набережной.
A moment later I heard steps behind me.
Вскоре я услышал позади себя шаги.
I kept on walking but without hastening my step, wondering how I could let Ruth know if I were arrested.
Я шел все так же, не спеша.
Меня только мучила мысль, как известить Рут, если меня арестуют.
The pastel-tinted houses at the end of the pier, asleep like butterflies in the night, were still too far away to make a run for it and disappear in the tangle of narrow streets.
В конце набережной стояли дома, будто выписанные пастелью, похожие на больших бабочек, уснувших в ночи.
Там, в переулках, легко исчезнуть, затеряться.
Но идти еще слишком далеко.
Если я побегу, меня могут подстрелить.
Now the man was beside me.
Человек теперь шел рядом.
He was a little shorter than I.
Он был немного ниже меня ростом.
скачать в HTML/PDF
share