5#

Отцы и дети. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отцы и дети". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

As a general’s son, Nikolai Petrovich — though so far from brave that he had even been called a “funk” — was intended, like his brother Pavel, to enter the army; but he broke his leg on the very day he obtained a commission and after spending two months in bed he never got rid of a slight limp for the rest of his life.
В качестве генеральского сына Николай Петрович – хотя не только не отличался храбростью, но даже заслужил прозвище трусишки – должен был, подобно брату Павлу, поступить в военную службу; но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался «хроменьким».
His father gave him up as a bad job and let him go in for the civil service.
Отец махнул на него рукой и пустил его по штатской.
He took him to Petersburg as soon as he was eighteen and placed him in the university there.
Он повез его в Петербург, как только ему минул восемнадцатый год, и поместил его в университет.
His brother happened at the same time to become an officer in a guards regiment.
Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк.
The young men started to share a flat together, and were kept under the remote supervision of a cousin on their mother’s side, Ilya Kolyazin, an important official.
Молодые люди стали жить вдвоем, на одной квартире, под отдаленным надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника.
Their father returned to his division and to his wife and only occasionally wrote to his sons on large sheets of grey paper, scrawled over in an ornate clerkly handwriting; the bottom of these sheets was adorned with a scroll enclosing the words,
Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещренные размашистым писарским почерком.
На конце этих четвертушек красовались старательно окруженные «выкрутасами» слова:
“Pyotr Kirsanov, Major-General.”
«Пиотр Кирсаноф, генерал-майор».
In 1835 Nikolai Petrovich graduated from the university, and in the same year General Kirsanov was put on the retired list after an unsuccessful review, and came with his wife to live in Petersburg.
В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом, и в том же году генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житье.
He was about to take a house in the Tavrichesky Gardens, and had joined the English club, when he suddenly died of an apoplectic fit.
Он нанял было дом у Таврического сада и записался в Английский клуб, но внезапно умер от удара.
Agafoklea Kuzminishna soon followed him to the grave; she could not adapt herself to a dull life in the capital and was consumed by the boredom of retirement from regimental existence.
Агафоклея Кузьминишна скоро за ним последовала: она не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья ее загрызла.
Meanwhile Nikolai Petrovich, during his parents’ lifetime and much to their distress, had managed to fall in love with the daughter of his landlord, a petty official called Prepolovensky.
She was an attractive and, as they call it, well-educated girl; she used to read the serious articles in the science column of the newspapers.
Между тем Николай Петрович успел, еще при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьезные статьи в отделе
«Наук».

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

скачать в HTML/PDF
share