6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

But still their hearts beat high during Sir Francis M——‘s address, which certainly was the finest oratorical success that the Royal Geographical Society of London had yet achieved.
И тем не менее во время доклада сэра Френсиса М… сердца старых путешественников бились восторженно, и в Лондонском географическом обществе еще не было примера столь шумных оваций оратору.
But, in England, enthusiasm does not stop short with mere words.
It strikes off money faster than the dies of the Royal Mint itself.
Но в Англии, энтузиазм выражается не одними только словами, он чеканит монету еще быстрее, чем пресс королевского монетного двора.
So a subscription to encourage Dr.
Ferguson was voted there and then, and it at once attained the handsome amount of two thousand five hundred pounds.
Тут же на заседании было принято решение выдать доктору Фергюссону для осуществления его плана две тысячи пятьсот фунтов стерлингов.
The sum was made commensurate with the importance of the enterprise.
Значительность суммы соответствовала важности, предприятия.
A member of the Society then inquired of the president whether Dr.
Ferguson was not to be officially introduced.
Один из членов общества обратился к президенту с вопросом, не будет ли доктор Фергюссон официально представлен собранию.
“The doctor is at the disposition of the meeting,” replied Sir Francis.
– Доктор ждет распоряжений собрания, – ответил сэр Френсис М…
“Let him come in, then!
– Пусть войдет!
Bring him in!” shouted the audience.
“We’d like to see a man of such extraordinary daring, face to face!”
Пусть войдет! – раздались крики. – Любопытно увидеть собственными глазами такого необыкновенно отважного человека!
“Perhaps this incredible proposition of his is only intended to mystify us,” growled an apoplectic old admiral.
– Но, быть может, этот невероятный проект лишь мистификация, – заметил старый капитан, выделявшийся своей апоплексической наружностью.
“Suppose that there should turn out to be no such person as Dr.
Ferguson?” exclaimed another voice, with a malicious twang.
– А что, если доктора Фергюссона воэсе не существует? – выкрикнул какой-то насмешливый голос.
“Why, then, we’d have to invent one!” replied a facetious member of this grave Society.
– Тогда нужно было бы его изобрести, – пошутил один из членов этого серьезного общества.
“Ask Dr.
Ferguson to come in,” was the quiet remark of Sir Francis M——.
– Попросите пожаловать сюда доктора Фергюссона, – распорядился сэр Френсис М…
And come in the doctor did, and stood there, quite unmoved by the thunders of applause that greeted his appearance.
И Самуэль Фергюссон, нисколько не смущаясь, вошел в зал под гром рукоплесканий.
He was a man of about forty years of age, of medium height and physique.
Это был мужчина лет сорока, среднего роста и обыкновенного сложения.
His sanguine temperament was disclosed in the deep color of his cheeks.
His countenance was coldly expressive, with regular features, and a large nose—one of those noses that resemble the prow of a ship, and stamp the faces of men predestined to accomplish great discoveries.
Лицо у него было бесстрастное, с правильными чертами и румяное – признак сангвинического темперамента.
Крупный нос, напоминавший нос корабля, – какой и должен быть у человека, рожденного делать открытия.
His eyes, which were gentle and intelligent, rather than bold, lent a peculiar charm to his physiognomy.
Добрые глаза, в которых светилась отвага и еще больше ум, придавали особую привлекательность этому лицу.
His arms were long, and his feet were planted with that solidity which indicates a great pedestrian.
Руки его были несколько длинные, уверенная поступь изобличала хорошего ходока.
A calm gravity seemed to surround the doctor’s entire person, and no one would dream that he could become the agent of any mystification, however harmless.
Весь облик доктора дышал таким спокойствием и серьезностью, что при виде его и в голову не могла прийти мысль о мистификации, даже самой невинной.
скачать в HTML/PDF
share