4#

Раковый корпус. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Раковый корпус". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 602 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 616  ←предыдущая следующая→ ...

But the clinic was so cramped for space that nothing could be done.
Но по здешней тесноте не вышло ничего.
            The only success that he had managed to achieve through the head doctor was to bypass the waiting-room, the public bath and change of clothing.
И единственное, о чём удалось договориться через главного врача — что можно будет миновать приёмный покой, общую баню и переодевалку.
            Yuri drove his mother and father in their little blue Moskvich right up to the steps of Ward 13.
И на их голубеньком „москвичике“ Юра подвёз отца и мать к самым ступенькам Тринадцатого корпуса.
            In spite of the slight frost, two women in heavily laundered cotton dressing-gowns were standing outside on the open stone porch.
The cold made them shudder, but they stood their ground.
Несмотря на морозец, две женщины в застиранных бумазейных халатах стояли на открытом каменном крыльце — ёжились, а стояли.
            Beginning with these slovenly dressing-gowns, Pavel Nikolayevich found everything in the place unpleasant: the path worn by countless pairs of feet on the cement floor of the porch; the dull door-handles, all messed about by the patients' hands; the waiting-room, paint peeling off its floor, its high olive-coloured walls (olive seemed somehow such a dirty colour), and its large slatted wooden benches with not enough room for all the patients.
Many of them had come long distances and had to sit on the floor.
There were Uzbeks in quilted, wadded coats, old Uzbek women in long white shawls and young women in lilac, red and green ones, and all wore high boots with galoshes.
Начиная с этих неопрятных халатов всё было здесь для Павла Николаевича неприятно: слишком истёртый ногами цементный пол крыльца; тусклые ручки двери, захватанные руками больных; вестибюль ожидающих с облезлой краской пола, высокой оливковой панелью стен (оливковый цвет так и казался грязным) и большими рейчатыми скамьями, на которых не помещались и сидели на полу приехавшие издалека больные — узбеки в стёганых ватных халатах, старые узбечки в белых платках, а молодые — в лиловых, красно-зелёных, и все в сапогах и в галошах.
One Russian youth, thin as a rake but with a great bloated stomach, lay there in an unbuttoned coat which dangled to the floor, taking up a whole bench to himself.
He screamed incessantly with pain.
Один русский парень лежал, занимая целую скамейку, в расстёгнутом, до полу свешенном пальто, сам истощавший, а с животом опухшим и непрерывно кричал от боли.
His screams deafened Pavel Nikolayevich and hurt him so much that it seemed the boy was screaming not with his own pain, but with Rusanov's.
И эти его вопли оглушили Павла Николаевича и так задели, будто парень кричал не о себе, а о нём.
Pavel Nikolayevich went white around the mouth, stopped dead and whispered to his wife,
Павел Николаевич побледнел до губ, остановился и прошептал:
'Kapa, I'll die here.
— Капа!
Я здесь умру.
I mustn't stay.
Не надо.
Let's go back.'
Вернёмся.
            Kapitolina Matveyevna took him firmly by the arm and said,
Капитолина Матвеевна взяла его за руку твёрдо и сжала:
'Pashenka!
— Пашенька!
Where could we go?
Куда же мы вернёмся?..
And what would we do then?'
И что дальше?
            'Well, perhaps we might be able to arrange something in Moscow.'
— Ну, может быть, с Москвой ещё как-нибудь устроится…
Kapitolina Matveyevna turned to her husband.
Her broad head was made even broader by its frame of thick, clipped coppery curls.
Капитолина Матвеевна обратилась к мужу всей своей широкой головой, ещё уширенной пышными медными стрижеными кудрями:
скачать в HTML/PDF
share