StudyEnglishWords

6#

Бен Данлап рассказывает о любви к жизни - видеоролик

Изучайте английский язык с помощью параллельных субтитров ролика "Бен Данлап рассказывает о любви к жизни". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 341 книга и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 7 из 9  ←предыдущая следующая→ ...

00:12:23
And into the slow, second movement, marked "adagio religioso,"
И во вторую, медленную часть, названную "adagio religioso",
he incorporated the sounds of birdsong that he heard
он ввел звуки пения птиц, которые он слышал
outside his window in what he knew would be his last spring;
из окна весной, которая, как он знал, была для него последней.
he was imagining a future for her in which he would play no part.
И он представлял себе будущее своей возлюбленной, в котором ему уже не будет места.
And clearly this composition is his final statement to her --
И ясно, что это произведение является словно последним обращением к ней -
00:12:46
it was first performed after his death --
впервые оно было сыграно после его смерти,
and through her to the world.
и его вдова играла его по всему миру.
And just as clearly, it is saying, "It's okay. It was all so beautiful.
И этот концерт словно говорит нам: "Все хорошо. Все было так прекрасно.
Whenever you hear this, I will be there."
И всякий раз, когда вы слышите эти звуки, я с вами".
It was only after Mr. Teszler's death that I learned
И только после смерти самого мистера Теслера я узнал,
00:13:06
that the marker on the grave of Bela Bartok in Hartsdale, New York
что надгробный камень Беле Бартоку в Хартсдейле, штате Нью-Йорк,
was paid for by Sandor Teszler. "Yo napot, Bela!"
был заказан Шандором Теслером. "Yo napot, Бела!"
Not long before Mr. Teszler’s own death at the age of 97,
Незадолго до того, как мистер Теслер скончался в возрасте 97 лет,
he heard me hold forth on human iniquity.
он как-то услышал мои разглагольствования о порочности человеческой природы.
I delivered a lecture in which I described history
Я читал лекцию, в которой представил историю человечества
00:13:26
as, on the whole, a tidal wave of human suffering and brutality,
в целом как волну человеческого горя и жестокости,
and Mr. Teszler came up to me afterwards with gentle reproach and said,
и после лекции мистер Теслер мягко упрекнул меня, сказав:
"You know, Doctor, human beings are fundamentally good."
"Доктор, вы знаете, человеческие существа в основе своей добры."
And I made a vow to myself, then and there,
И тогда я поклялся, что,
that if this man who had such cause to think otherwise
раз этот человек, у которого были все основания думать иначе,
00:13:49
had reached that conclusion,
пришел к такому выводу,
I would not presume to differ until he released me from my vow.
я буду думать как он, пока он сам не освободит меня от этой клятвы.
And now he's dead, so I'm stuck with my vow.
И вот теперь его нет с нами, и мне не избавиться от нее.
"Yo napot, Sandor!"
"Yo napot, Шандор!"
I thought my skein of Hungarian mentors had come to an end,
Я думал, что мой запутанный рассказ о моих венгерских учителях уже закончен,
00:14:05
but almost immediately I met Francis Robicsek, a Hungarian doctor --
но вот недавно я встретил Френсиса Робичека, венгерского доктора,
actually a heart surgeon in Charlotte, North Carolina, then in his late seventies --
кардиохирурга в Шарлотте, штат Северная Каролина, ему тогда было под восемьдесят,
who had been a pioneer in open-heart surgery,
и он был одним из пионеров в области операций на открытом сердце,
and, tinkering away in his garage behind his house,
и, провозившись у себя в мастерской возле дома,
had invented many of the devices that are standard parts of those procedures.
он придумал множество приспособлений, которые теперь являются стандартными инструментами для таких операций.
00:14:27
He's also a prodigious art collector, beginning as an intern in Budapest
Он также был и выдающимся коллекционером, начав как врач-интерн в Будапеште,
by collecting 16th- and 17th-century Dutch art and Hungarian painting,
где он собирал венгерскую и голландскую живопись XVI-XVII веков,
and when he came to this country moving on to Spanish colonial art,
а потом приехал в Штаты и переключился на испанское колониальное искусство,
Russian icons and finally Mayan ceramics.
русские иконы и, наконец, керамику индейцев Майя.
He's the author of seven books, six of them on Mayan ceramics.
Он автор семи книг, шесть из которых посвящены керамике Майя.
скачать в HTML/PDF
share