5#

Ведьма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ведьма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 14  ←предыдущая следующая→ ...

“I know!” he muttered, shaking his finger menacingly under the bedclothes;
— Я зна-аю! — бормотал он, грозя кому-то под одеялом пальцем.
“I know all about it.”
— Я всё знаю!
On a stool by the window sat the sexton’s wife, Raissa Nilovna.
У окна, на табурете сидела дьячиха Раиса Ниловна.
A tin lamp standing on another stool, as though timid and distrustful of its powers, shed a dim and flickering light on her broad shoulders, on the handsome, tempting-looking contours of her person, and on her thick plait, which reached to the floor.
Жестяная лампочка, стоявшая на другом табурете, словно робея и не веря в свои силы, лила жиденький, мелькающий свет на ее широкие плечи, красивые, аппетитные рельефы тела, на толстую косу, которая касалась земли.
She was making sacks out of coarse hempen stuff.
Дьячиха шила из грубого рядна мешки.
Her hands moved nimbly, while her whole body, her eyes, her eyebrows, her full lips, her white neck were as still as though they were asleep, absorbed in the monotonous, mechanical toil.
Руки ее быстро двигались, всё же тело, выражение глаз, брови, жирные губы, белая шея замерли, погруженные в однообразную, механическую работу и, казалось, спали.
Only from time to time she raised her head to rest her weary neck, glanced for a moment towards the window, beyond which the snowstorm was raging, and bent again over her sacking.
Изредка только она поднимала голову, чтобы дать отдохнуть своей утомившейся шее, взглядывала мельком на окно, за которым бушевала метель, и опять сгибалась над рядном.
No desire, no joy, no grief, nothing was expressed by her handsome face with its turned-up nose and its dimples.
Ни желаний, ни грусти, ни радости — ничего не выражало ее красивое лицо с вздернутым носом и ямками на щеках.
So a beautiful fountain expresses nothing when it is not playing.
Так ничего не выражает красивый фонтан, когда он не бьет.
But at last she had finished a sack.
Но вот она кончила один мешок, бросила его в сторону и, сладко потянувшись, остановила свой тусклый, неподвижный взгляд на окне...
She flung it aside, and, stretching luxuriously, rested her motionless, lack-lustre eyes on the window.
На стеклах плавали слезы и белели недолговечные снежинки.
The panes were swimming with drops like tears, and white with short-lived snowflakes which fell on the window, glanced at Raissa, and melted. . . .
Снежинка упадет на стекло, взглянет на дьячиху и растает...
“Come to bed!” growled the sexton.
— Поди ложись! — проворчал дьячок.
Raissa remained mute.
Дьячиха молчала.
But suddenly her eyelashes flickered and there was a gleam of attention in her eye.
Но вдруг ресницы ее шевельнулись и в глазах блеснуло внимание.
Savely, all the time watching her expression from under the quilt, put out his head and asked:
Савелий, всё время наблюдавший из-под одеяла выражение ее лица, высунул голову и спросил:
“What is it?”
— Что?
“Nothing. . . .
— Ничего...
I fancy someone’s coming,” she answered quietly.
Кажись, кто-то едет... — тихо ответила дьячиха.
The sexton flung the quilt off with his arms and legs, knelt up in bed, and looked blankly at his wife.
Дьячок сбросил с себя руками и ногами одеяло, стал в постели на колени и тупо поглядел на жену.
The timid light of the lamp illuminated his hirsute, pock-marked countenance and glided over his rough matted hair.
Робкий свет лампочки осветил его волосатое, рябое лицо и скользнул по всклоченной, жесткой голове.
“Do you hear?” asked his wife.
— Слышишь? — спросила жена.
Through the monotonous roar of the storm he caught a scarcely audible thin and jingling monotone like the shrill note of a gnat when it wants to settle on one’s cheek and is angry at being prevented.
Сквозь однообразный вой метели расслышал он едва уловимый слухом, тонкий, звенящий стон, похожий на зуденье комара, когда он хочет сесть на щеку и сердится, что ему мешают.
скачать в HTML/PDF
share