5#

Возвращение в Брайдсхед. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Возвращение в Брайдсхед". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 804 книги и 2480 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 329  ←предыдущая следующая→ ...

And I, who by every precept should have put heart into them — how could I help them, who could so little help myself.?
А я, который по всем инструкциям должен был поддерживать в них бодрость духа, как мог я им помочь, когда сам был так беспомощен?
Here the colonel under whom we had formed, was promoted out of our sight and succeeded by a younger and less lovable man, cross-posted from another regiment.
Отсюда наш полковник, под началом которого формировался батальон, был переведен куда-то с повышением, и вместо него пришел другой, из чужого учебного пункта; он был моложе и не так располагал к себе.
There were few left in the mess now of the batch of volunteers who trained together at the outbreak of war; one way and another they were nearly all gone — some had been invalided out, some promoted to other battalions, some posted to staff jobs, some had volunteered for special service, one had got himself killed on the field firing range, one had been court-martialled — and their places were taken by conscripts; the wireless played incessantly in the ante-room nowadays and much beer was drunk before dinner; it was not as it had been.
Теперь в офицерской столовой не встречалось почти никого из старых добровольцев, вместе проходивших строевую подготовку в первые дни войны; все разъехались кто куда — одни списаны по состоянию здоровья, другие получили повышение и попали в чужие батальоны, кто перешел на штабную работу, кто записался в специальные части, один был убит на учениях, а один предан военно-полевому суду; их место заняли те, кто пришел по мобилизации; в казарме теперь целый день играло радио и перед обедом выпивалось море пива; всё было не так, как раньше.
Here at the age of thirty-nine I began to be old.
Здесь в возрасте тридцати девяти лет я почувствовал себя стариком.
I felt stiff and weary in the evenings and reluctant to go out of camp; I developed proprietary claims to certain chairs and newspapers; I regularly drank three glasses of gin before dinner, never more or less, and went to bed immediately after the nine o’clock news.
Я стал уставать к вечеру, и мне было лень выходить в город; у меня появились собственнические пристрастия к определенным стульям и газетам; перед ужином я обязательно выпивал ровно три рюмки джина и ложился спать сразу же после девятичасового выпуска последних известий.
I was always awake and fretful an hour before reveille.
А за час до побудки уже не спал и находился в самом дурном расположении духа.
Here my last love died — There was nothing remarkable in the manner of its death.
Здесь умерла моя последняя любовь.
Ее смерть произошла самым банальным образом.
One day, not long before ‘this last day in camp, as I lay awake before reveille, in the Nissen hut, gazing into the complete blackness, amid the deep breathing and muttering of the four other occupants, turning over in my mind what I had to do that day — had I put in the names of two corporals for the weapon-training course?
Should I again have the largest number of men overstaying their leave in the batch due back that day?
Could I trust Hooper to take the candidates class out map-reading? — as I lay in that dark hour, I was aghast to realize that something within me, long sickening, had quietly died, and felt as a husband might feel, who, in the fourth year of his marriage, suddenly knew that he had no longer any desire, or tenderness, or esteem, for a once-beloved wife; no pleasure in her company, no wish to please, no curiosity about anything she might ever do or say or think; no hope of setting things right, no self-reproach for the disaster.
Однажды, сравнительно незадолго до нашего отъезда, когда я проснулся, как обычно, до побудки и лежал, глядя в темноту, и под мерный храп и сонное бормотание остальных четырех обитателей военного домика перебирал в мыслях заботы предстоящего дня — не забыл ли я назначить двух капралов на стрелковую подготовку, не окажется ли у меня сегодня опять самое большое число невозвращенцев из отпуска, можно ли доверить Хуперу занятия по топографии с допризывниками, — лежа так в предрассветной тьме, я вдруг с ужасом осознал, что привычное, наболевшее успело тихо умереть в моей душе; при этом я почувствовал себя так же, как чувствует себя муж, который на четвертом году брака вдруг понял, что не испытывает больше ни страсти, ни нежности, ни уважения к еще недавно любимой жене; не радуется ее присутствию и не стремится радовать ее и совершенно не интересуется тем, что она подумает, сделает или скажет; и нет у него надежды ничего исправить, и не в чем упрекнуть себя за то, что случилось.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 4 из 5 1