5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"Can one be well while suffering morally?
– Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь?
Can one be calm in times like these if one has any feeling?" said Anna Pavlovna.
"You are staying the whole evening, I hope?"
Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? – сказала Анна Павловна. – Вы весь вечер у меня, надеюсь?
"And the fete at the English ambassador's?
– А праздник английского посланника?
Today is Wednesday.
Нынче середа.
I must put in an appearance there," said the prince.
"My daughter is coming for me to take me there."
Мне надо показаться там, – сказал князь. – Дочь заедет за мной и повезет меня.
"I thought today's fete had been canceled.
– Я думала, что нынешний праздник отменен.
I confess all these festivities and fireworks are becoming wearisome."
Je vous avoue que toutes ces fêtes et tous ces feux d'artifice commencent à devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны.]
"If they had known that you wished it, the entertainment would have been put off," said the prince, who, like a wound-up clock, by force of habit said things he did not even wish to be believed.
– Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, – сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили.
– Ne me tourmentez pas.
Eh bien, qu'a‑t‑on décidé par rapport à la dépêche de Novosiizoff?
"Don't tease!
Vous savez tout. [Не мучьте меня.
Well, and what has been decided about Novosiltsev's dispatch?
Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова?
You know everything."
Вы все знаете.]
"What can one say about it?" replied the prince in a cold, listless tone.
– Как вам сказать? – сказал князь холодным, скучающим тоном. – Qu'a‑t‑on décidé?
"What has been decided?
On a décidé que Buonaparte a brûlé ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de brûler les nôtres. [Что решили?
They have decided that Buonaparte has burnt his boats, and I believe that we are ready to burn ours."
Prince Vasili always spoke languidly, like an actor repeating a stale part.
Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши.] – Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы.
Anna Pavlovna Scherer on the contrary, despite her forty years, overflowed with animation and impulsiveness.
Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов.
To be an enthusiast had become her social vocation and, sometimes even when she did not feel like it, she became enthusiastic in order not to disappoint the expectations of those who knew her.
Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой.
The subdued smile which, though it did not suit her faded features, always played round her lips expressed, as in a spoiled child, a continual consciousness of her charming defect, which she neither wished, nor could, nor considered it necessary, to correct.
Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться.
In the midst of a conversation on political matters Anna Pavlovna burst out:
В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась.
"Oh, don't speak to me of Austria.
– Ах, не говорите мне про Австрию!
Perhaps I don't understand things, but Austria never has wished, and does not wish, for war.
Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны.
She is betraying us!
Она предает нас.
Russia alone must save Europe.
Россия одна должна быть спасительницей Европы.
Our gracious sovereign recognizes his high vocation and will be true to it.
Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему.
That is the one thing I have faith in!
Вот одно, во что я верю.
Our good and wonderful sovereign has to perform the noblest role on earth, and he is so virtuous and noble that God will not forsake him.
He will fulfill his vocation and crush the hydra of revolution, which has become more terrible than ever in the person of this murderer and villain!
Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея.
скачать в HTML/PDF
share