StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

We alone must avenge the blood of the just one....
Whom, I ask you, can we rely on?...
England with her commercial spirit will not and cannot understand the Emperor Alexander's loftiness of soul.
Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра.
She has refused to evacuate Malta.
Она отказалась очистить Мальту.
She wanted to find, and still seeks, some secret motive in our actions.
Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий.
What answer did Novosiltsev get?
None.
Что они сказали Новосильцову?… Ничего.
The English have not understood and cannot understand the self-abnegation of our Emperor who wants nothing for himself, but only desires the good of mankind.
Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира.
And what have they promised?
И что они обещали?
Nothing!
Ничего.
And what little they have promised they will not perform!
И что обещали, и того не будет!
Prussia has always declared that Buonaparte is invincible, and that all Europe is powerless before him....
And I don't believe a word that Hardenburg says, or Haugwitz either.
Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу.
This famous Prussian neutrality is just a trap.
I have faith only in God and the lofty destiny of our adored monarch.
Cette fameuse neutralité prussienne, ce n'est qu'un piège. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии – только западня.] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора.
He will save Europe!"
She suddenly paused, smiling at her own impetuosity.
Он спасет Европу!… – Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью.
"I think," said the prince with a smile, "that if you had been sent instead of our dear Wintzingerode you would have captured the King of Prussia's consent by assault.
– Я думаю, – сказал князь улыбаясь, – что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля.
You are so eloquent.
Вы так красноречивы.
Will you give me a cup of tea?"
Вы дадите мне чаю?
"In a moment.
– Сейчас.
A propos," she added, becoming calm again,
"I am expecting two very interesting men tonight, le Vicomte de Mortemart, who is connected with the Montmorencys through the Rohans, one of the best French families.
A propos, – прибавила она, опять успокоиваясь, – нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allié aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, – виконт Мортемар,] он в родстве с Монморанси чрез Роганов,] одна из лучших фамилий Франции.
He is one of the genuine emigres, the good ones.
Это один из хороших эмигрантов, из настоящих.
And also the Abbe Morio.
Do you know that profound thinker?
И потом l'abbé Morio: [аббат Морио:] вы знаете этот глубокий ум?
He has been received by the Emperor.
Он был принят государем.
Had you heard?"
Вы знаете?
– А!
"I shall be delighted to meet them," said the prince.
"But tell me," he added with studied carelessness as if it had only just occurred to him, though the question he was about to ask was the chief motive of his visit, "is it true that the Dowager Empress wants Baron Funke to be appointed first secretary at Vienna?
Я очень рад буду, – сказал князь. – Скажите, – прибавил он, как будто только что вспомнив что‑то и особенно‑небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, – правда, что l'impératrice‑mère [императрица‑мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену?
The baron by all accounts is a poor creature."
Prince Vasili wished to obtain this post for his son, but others were trying through the Dowager Empress Marya Fedorovna to secure it for the baron.
C'est un pauvre sire, ce baron, à ce qu'il paraît. [Этот барон, кажется, ничтожная личность.] – Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону.
скачать в HTML/PDF
share