4#

Дженни Герхардт. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Дженни Герхардт". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 367  ←предыдущая следующая→ ...

"She'll arrange with you about it."
— Там с вами договорятся.
A succession of misfortunes, of which this little scene might have been called the tragic culmination, had taken place in the life and family of William Gerhardt, a glass-blower by trade.
Сцену эту можно назвать трагическим завершением долгой череды несчастий и неудач, которые постигли Уильяма Герхардта, стеклодува по профессии, и его семью.
Having suffered the reverses so common in the lower walks of life, this man was forced to see his wife, his six children, and himself dependent for the necessaries of life upon whatever windfall of fortune the morning of each recurring day might bring.
Этот человек потерял работу — такие превратности судьбы хорошо знакомы бедным труженикам — и теперь с трепетом встречал каждое утро, не зная, что принесет новый день ему, его жене и шестерым детям, ибо их хлеб насущный зависел от прихоти случая.
He himself was sick in bed.
Сам Герхардт был прикован болезнью к постели.
His oldest boy, Sebastian, or
"Bass," as his associates transformed it, worked as an apprentice to a local freight-car builder, but received only four dollars a week.
Genevieve, the oldest of the girls, was past eighteen, but had not as yet been trained to any special work.
Его старший сын, Себастьян, или Басс, как называли его приятели, работал подручным в местных вагоностроительных мастерских, но получал только четыре доллара в неделю, Дженевьеве, старшей дочери, минуло восемнадцать, но ее до сих пор не обучили никакому ремеслу.
The other children, George, aged fourteen; Martha, twelve; William ten, and Veronica, eight, were too young to do anything, and only made the problem of existence the more complicated.
У Герхардта были и еще дети — четырнадцатилетний Джордж, двенадцатилетняя Марта, десятилетний Уильям и восьмилетняя Вероника; они были еще слишком малы, чтобы работать, и всех их надо было прокормить.
Their one mainstay was the home, which, barring a six-hundred-dollar mortgage, the father owned.
Единственным достоянием и подспорьем семьи был принадлежавший Герхардту дом, да и тот заложен за шестьсот долларов.
He had borrowed this money at a time when, having saved enough to buy the house, he desired to add three rooms and a porch, and so make it large enough for them to live in.
Герхардт занял эти деньги в то время, когда истратив свои сбережения на покупку дома, задумал пристроить к нему еще три комнаты и веранду, чтобы семье жилось просторнее.
A few years were still to run on the mortgage, but times had been so bad that he had been forced to use up not only the little he had saved to pay off the principal, but the annual interest also.
До полного расчета по закладной оставалось еще несколько лет, но настали такие тяжелые времена, что пришлось истратить и небольшую сумму, отложенную для уплаты основного долга, и взнос в счет годовых процентов.
Gerhardt was helpless, and the consciousness of his precarious situation—the doctor's bill, the interest due upon the mortgage, together with the sums owed butcher and baker, who, through knowing him to be absolutely honest, had trusted him until they could trust no longer—all these perplexities weighed upon his mind and racked him so nervously as to delay his recovery.
Теперь Герхардт был совершенно беспомощен и сознавал, что положение его отчаянное; доктор прислал счет, проценты по закладной не выплачены, давно пора расплатиться с мясником, с булочником — оба они, полагаясь на его безукоризненную честность, верили ему в долг до последней возможности… Все это терзало и мучило его и мешало справиться с недугом.
Mrs.
Gerhardt was no weakling.
Миссис Герхардт отнюдь не была малодушной женщиной.
For a time she took in washing, what little she could get, devoting the intermediate hours to dressing the children, cooking, seeing that they got off to school, mending their clothes, waiting on her husband, and occasionally weeping.
Она стала брать белье в стирку, когда удавалось найти клиентов, а в остальное время шила и чинила одежду детей, собирала их в школу, стряпала, ухаживала за больным мужем и, случалось, плакала.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 3 из 5 1