4#

Знак четырёх. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Знак четырёх". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 812 книг и 2550 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 125  ←предыдущая следующая→ ...

I find it, however, so transcendently stimulating and clarifying to the mind that its secondary action is a matter of small moment.”
Но зато я открыл, что они удивительно стимулируют умственную деятельность и проясняют сознание.
Так что их побочным действием можно пренебречь.
“But consider!”
I said earnestly.
“Count the cost!
– Но подумайте, – горячо воскликнул я, – какую цену вы за это платите!
Your brain may, as you say, be roused and excited, but it is a pathological and morbid process which involves increased tissue-change and may at least leave a permanent weakness.
Я допускаю, что мозг ваш начинает интенсивно работать, но это губительный процесс, ведущий к перерождению нервных клеток и в конце концов к слабоумию.
You know, too, what a black reaction comes upon you.
Вы ведь очень хорошо знаете, какая потом наступает реакция.
Surely the game is hardly worth the candle.
Нет, Холмс, право же, игра не стоит свеч!
Why should you, for a mere passing pleasure, risk the loss of those great powers with which you have been endowed?
Как можете вы ради каких-то нескольких минут возбуждения рисковать удивительным даром, каким природа наделила вас?
Remember that I speak not only as one comrade to another but as a medical man to one for whose constitution he is to some extent answerable.”
Поймите, я говорю с вами не просто как приятель, а как врач, отвечающий за здоровье своего пациента.
He did not seem offended.
Шерлок Холмс не обиделся.
On the contrary, he put his fingertips together, and leaned his elbows on the arms of his chair, like one who has a relish for conversation.
“My mind,” he said, “rebels at stagnation.
Наоборот, наш разговор, казалось, развлекал его.
– Мой мозг, – сказал он, опершись локтями о ручки кресла и соединив перед собой кончики растопыренных пальцев, – бунтует против безделья.
Give me problems, give me work, give me the most abstruse cryptogram, or the most intricate analysis, and I am in my own proper atmosphere.
I can dispense then with artificial stimulants.
Дайте мне дело!
Дайте мне сложнейшую проблему, неразрешимую задачу, запутаннейший случай – и я забуду про искусственные стимуляторы.
But I abhor the dull routine of existence.
Я ненавижу унылое, однообразное течение жизни.
I crave for mental exaltation.
Ум мой требует напряжённой деятельности.
That is why I have chosen my own particular profession, or rather created it, for I am the only one in the world.”
Именно поэтому я и выбрал для себя свою уникальную профессию, точнее, создал её, потому что второго Шерлока Холмса нет на свете.
“The only unofficial detective?”
I said, raising my eyebrows.
– Единственный на весь мир частный детектив? – спросил я, поднимая брови.
“The only unofficial consulting detective,” he answered.
“I am the last and highest court of appeal in detection.
– Единственный частный детектив-консультант, – ответил Шерлок Холмс. – Последняя и высшая инстанция.
When Gregson, or Lestrade, or Athelney Jones are out of their depths — which, by the way, is their normal state — the matter is laid before me.
Когда Грегсон, Лестрейд или Этелни Джонс в тупике, а это их нормальное состояние, они немедленно зовут меня.
I examine the data, as an expert, and pronounce a specialist's opinion.
Я знакомлюсь с подробностями дела и высказываю своё мнение, мнение специалиста.
I claim no credit in such cases.
Я не ищу славы.
My name figures in no newspaper.
Когда мне удаётся распутать дело, моё имя не фигурирует в газетах.
The work itself, the pleasure of finding a field for my peculiar powers, is my highest reward.
Я вижу высшую награду в самой работе, в возможности применить на практике мой метод.
But you have yourself had some experience of my methods of work in the Jefferson Hope case.”
Вы, Ватсон, хорошо его знаете.
Вспомните хотя бы дело Джефферсона Хоупа.
“Yes, indeed,” said I cordially.
“I was never so struck by anything in my life.
– Да, помню, – ответил я, смягчаясь. – Интереснейший случай.
скачать в HTML/PDF
share