4#

Овод. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Овод". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 295  ←предыдущая следующая→ ...

What is the bit you couldn't understand?"
Чего ты там не понял?
They went out into the still, shadowy cloister garden.
Они вышли в тихий тенистый монастырский сад.
The seminary occupied the buildings of an old Dominican monastery, and two hundred years ago the square courtyard had been stiff and trim, and the rosemary and lavender had grown in close-cut bushes between the straight box edgings.
Семинария занимала здание старинного доминиканского[6] монастыря, и двести лет назад его квадратный двор содержался в безупречном порядке.
Ровные бордюры из букса окаймляли аккуратно подстриженный розмарин и лаванду.
Now the white-robed monks who had tended them were laid away and forgotten; but the scented herbs flowered still in the gracious mid-summer evening, though no man gathered their blossoms for simples any more.
Монахи в белой одежде, которые когда-то ухаживали за этими растениями, были давно похоронены и забыты, но душистые травы все еще благоухали здесь в мягкие летние вечера, хотя уже никто не собирал их для лекарственных целей.
Tufts of wild parsley and columbine filled the cracks between the flagged footways, and the well in the middle of the courtyard was given up to ferns and matted stone-crop.
Теперь между каменными плитами дорожек пробивались усики дикой петрушки и водосбора.
Колодец среди двора зарос папоротником.
The roses had run wild, and their straggling suckers trailed across the paths; in the box borders flared great red poppies; tall foxgloves drooped above the tangled grasses; and the old vine, untrained and barren of fruit, swayed from the branches of the neglected medlar-tree, shaking a leafy head with slow and sad persistence.
Запущенные розы одичали; их длинные спутанные ветки тянулись по всем дорожкам.
Среди букса алели большие красные маки.
Высокие побеги наперстянки склонялись над травой, а бесплодные виноградные лозы, покачиваясь, свисали с ветвей боярышника, уныло кивавшего своей покрытой листьями верхушкой.
In one corner stood a huge summer-flowering magnolia, a tower of dark foliage, splashed here and there with milk-white blossoms.
В одном углу сада поднималась ветвистая магнолия с темной листвой, окропленной там и сям брызгами молочно-белых цветов.
A rough wooden bench had been placed against the trunk; and on this Montanelli sat down.
У ствола магнолии стояла грубая деревянная скамья.
Монтанелли опустился на нее.
Arthur was studying philosophy at the university; and, coming to a difficulty with a book, had applied to "the Padre" for an explanation of the point.
Артур изучал философию в университете.
В тот день ему встретилось трудное место в книге, и он обратился за разъяснением к padre.
Montanelli was a universal encyclopaedia to him, though he had never been a pupil of the seminary.
Он не учился в семинарии, но Монтанелли был для него подлинной энциклопедией.
"I had better go now," he said when the passage had been cleared up; "unless you want me for anything."
– Ну, пожалуй, я пойду, – сказал Артур, когда непонятные строки были разъяснены. – Впрочем, может быть, я вам нужен?
"I don't want to work any more, but I should like you to stay a bit if you have time."
– Нет, на сегодня я работу закончил, но мне бы хотелось, чтобы ты немного побыл со мной, если у тебя есть время.
"Oh, yes!"
– Конечно, есть!
He leaned back against the tree-trunk and looked up through the dusky branches at the first faint stars glimmering in a quiet sky.
Артур прислонился к стволу дерева и посмотрел сквозь темную листву на первые звезды, слабо мерцающие в глубине спокойного неба.
The dreamy, mystical eyes, deep blue under black lashes, were an inheritance from his Cornish mother, and Montanelli turned his head away, that he might not see them.
Свои мечтательные, полные тайны синие глаза, окаймленные черными ресницами, он унаследовал от матери, уроженки Корнуэлла[7].
Монтанелли отвернулся, чтобы не видеть их.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1