5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 2 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

And you, too, will do the like; you who with this book in your white hand will sink back among the cushions of your armchair, and say to yourself,
Вроде этого поступите и вы: взяв эту книгу холеной рукой, усядетесь поглубже в мягком кресле и скажете:
“Perhaps this may amuse me.”
You will read the story of Father Goriot’s secret woes, and, dining thereafter with an unspoiled appetite, will lay the blame of your insensibility upon the writer, and accuse him of exaggeration, of writing romances.
«Быть может, это развлечет меня?», а после, прочтя про тайный отцовские невзгоды Горио, покушаете с аппетитом, бесчувственность же свою отнесете за счет автора, упрекнув его в преувеличении и осудив за поэтические вымыслы.
Ah! once for all, this drama is neither a fiction nor a romance! ALL IS TRUE— so true, that every one can discern the elements of the tragedy in his own house, perhaps in his own heart.
Так знайте же: эта драма не выдумка и не роман.
All is true,— она до такой степени правдива, что всякий найдет ее зачатки в своей жизни, а возможно, и в своем сердце.
The lodging-house is Mme.
Vauquer’s own property.
Дом, занятый под семейный пансион, принадлежит г-же Воке.
It is still standing in the lower end of the Rue Nueve-Sainte-Genevieve, just where the road slopes so sharply down to the Rue de l’Arbalete, that wheeled traffic seldom passes that way, because it is so stony and steep.
Стоит он в нижней части улицы Нев-Сент-Женевьев, где местность, снижаясь к Арбалетной улице, образует такой крутой и неудобный спуск, что конные повозки тут проезжают очень редко.
This position is sufficient to account for the silence prevalent in the streets shut in between the dome of the Pantheon and the dome of the Val-de-Grace, two conspicuous public buildings which give a yellowish tone to the landscape and darken the whole district that lies beneath the shadow of their leaden-hued cupolas.
Это обстоятельство способствует тишине на улицах, запрятанных в пространстве между Валь-де-Грас и Пантеоном, где эти два величественных здания изменяют световые явления атмосферы, пронизывая ее желтыми тонами своих стен и все вокруг омрачая суровым колоритом огромных куполов.
In that district the pavements are clean and dry, there is neither mud nor water in the gutters, grass grows in the chinks of the walls.
The most heedless passer-by feels the depressing influences of a place where the sound of wheels creates a sensation; there is a grim look about the houses, a suggestion of a jail about those high garden walls.
Тут мостовые сухи, в канавах нет ни грязи, ни воды, вдоль стен растет трава; самый беспечный человек, попав сюда, становится печальным, как и все здешние прохожие; грохот экипажа тут целое событие, дома угрюмы, от глухих стен веет тюрьмой.
A Parisian straying into a suburb apparently composed of lodging-houses and public institutions would see poverty and dullness, old age lying down to die, and joyous youth condemned to drudgery.
Случайно зашедший парижанин тут не увидит ничего, кроме семейных пансионов или учебных заведений, нищеты и скуки, умирающей старости и жизнерадостной, но вынужденной трудиться юности.
It is the ugliest quarter of Paris, and, it may be added, the least known.
В Париже нет квартала более ужасного и, надобно заметить, менее известного.
скачать в HTML/PDF
share