4#

Отец Сергий. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Сергий". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 803 книги и 2479 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 51  ←предыдущая следующая→ ...

By the time he was eighteen he had finished his College course and received a commission as lieutenant in an aristocratic regiment of the Guards.
Восемнадцати лет он был выпущен офицером в гвардейский аристократический полк.
The Emperor Nicholas Pavlovich (Nicholas I) had noticed him while he was still at the College, and continued to take notice of him in the regiment, and it was on this account that people predicted for him an appointment as aide-de-camp to the Emperor.
Император Николай Павлович знал его еще в корпусе и отличал его и после в полку, так что ему пророчили флигель-адъютантство.
Kasatsky himself strongly desired it, not from ambition only but chiefly because since his cadet days he had been passionately devoted to Nicholas Pavlovich.
И Касатский сильно желал этого не только из честолюбия, но, главное, потому, что еще со времен корпуса страстно, именно страстно, любил Николая Павловича.
The Emperor had often visited the Military College and every time Kasatsky saw that tall erect figure, with breast expanded in its military overcoat, entering with brisk step, saw the cropped side-whiskers, the moustache, the aquiline nose, and heard the sonorous voice exchanging greetings with the cadets, he was seized by the same rapture that he experienced later on when he met the woman he loved.
Всякий приезд Николая Павловича в корпус, — а он часто езжал к ним, — когда входила бодрым шагом эта высокая, с выпяченной грудью, горбатым носом над усами и с подрезанными бакенбардами, фигура в военном сюртуке и могучим голосом здоровалась с кадетами, Касатский испытывал восторг влюбленного, такой же, какой он испытывал после, когда встречал предмет любви.
Indeed, his passionate adoration of the Emperor was even stronger: he wished to sacrifice something—everything, even himself—to prove his complete devotion.
Только влюбленный восторг к Николаю Павловичу был сильнее: хотелось показать ему свою беспредельную преданность, пожертвовать чем-нибудь, всем собой ему.
And the Emperor Nicholas was conscious of evoking this rapture and deliberately aroused it.
И Николай Павлович знал, что возбуждает этот восторг, и умышленно вызывал его.
He played with the cadets, surrounded himself with them, treating them sometimes with childish simplicity, sometimes as a friend, and then again with majestic solemnity.
Он играл с кадетами, окружал себя ими, то ребячески просто, то дружески, то торжественно-величественно обращаясь с ними.
After that affair with the officer, Nicholas Pavlovich said nothing to Kasatsky, but when the latter approached he waved him away theatrically, frowned, shook his finger at him, and afterwards when leaving, said:
После последней истории Касатского с офицером Николай Павлович ничего не сказал Касатскому, но, когда тот близко подошел к нему, он театрально отстранил его и, нахмурившись, погрозил пальцем и потом, уезжая, сказал:
'Remember that I know everything.
There are some things I would rather not know, but they remain here,' and he pointed to his heart.
— Знайте, что все мне известно, но некоторые вещи я не хочу знать.
Но они здесь.
Он показал на сердце.
When on leaving College the cadets were received by the Emperor, he did not again refer to Kasatsky's offence, but told them all, as was his custom, that they should serve him and the fatherland loyally, that he would always be their best friend, and that when necessary they might approach him direct.
Когда же выпущенные кадеты являлись ему, он уже не поминал об этом, сказал, как всегда, что они все могут прямо обращаться к нему, чтоб они верно служили ему и отечеству, а он всегда останется их первым другом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1