5#

Первое мая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Первое мая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

At nine o'clock on the morning of the first of May, 1919, a young man spoke to the room clerk at the Biltmore Hotel, asking if Mr. Philip Dean were registered there, and if so, could he be connected with Mr. Dean's rooms.
Первого мая 1919 года в девять часов утра дежурный портье отеля
«Билтмор» услышал обращенный к нему вопрос: не остановился ли у них некто мистер Филип Дин, а если остановился, то нельзя ли пригласить его к телефону?
The inquirer was dressed in a well-cut, shabby suit.
Перед портье стоял невысокий, стройный юноша, одетый в поношенный костюм хорошего покроя.
He was small, slender, and darkly handsome; his eyes were framed above with unusually long eyelashes and below with the blue semicircle of ill health, this latter effect heightened by an unnatural glow which colored his face like a low, incessant fever.
Он был красив, темноволос, под глазами с поразительно длинными ресницами лежали голубоватые тени, что придавало лицу болезненный вид, а жаркий, неестественно жаркий румянец, пылавший на щеках, еще усиливал это впечатление.
Mr.
Dean was staying there.
Да, мистер Дин остановился здесь.
The young man was directed to a telephone at the side.
Незнакомца проводили к находившемуся неподалеку телефону.
After a second his connection was made; a sleepy voice hello'd from somewhere above.
Тотчас его соединили с номером, и откуда-то с верхнего этажа ему ответил сонный голос.
"Mr. Dean?" --this very eagerly --"it's Gordon, Phil.
— Мистер Дин?
— Вопрос прозвучал взволнованно, настойчиво.
— Фил, это я.
Гордон.
It's Gordon Sterrett.
Гордон Стеррет.
I'm down-stairs.
Я внизу.
I heard you were in New York and I had a hunch you'd be here."
Услышал, что ты в Нью-Йорке, и, сам не знаю почему, решил попытать счастья в этом отеле.
The sleepy voice became gradually enthusiastic.
Сонный голос мало-помалу воодушевлялся.
Well, how was Gordy, old boy!
О-о!
Как ты живешь здесь, Горди, старина?
Well, he certainly was surprised and tickled!
Черт побери, конечно, он ошарашен.
И очень рад, разумеется.
Would Gordy come right up, for Pete's sake!
Да какого черта Горди не поднимется прямо наверх?
A few minutes later Philip Dean, dressed in blue silk pajamas, opened his door and the two young men greeted each other with a half-embarrassed exuberance.
И через несколько минут Филип Дин, одетый в голубую шелковую пижаму, отомкнул дверь своего номера, и молодые люди с преувеличенной восторженностью и не без некоторого замешательства приветствовали друг друга.
They were both about twenty-four, Yale graduates of the year before the war; but there the resemblance stopped abruptly.
Обоим было по двадцать четыре года, оба окончили Йельский университет за год до войны.
Но на этом сходство кончалось.
Dean was blond, ruddy, and rugged under his thin pajamas.
Дин был румяный, пышущий здоровьем блондин.
Everything about him radiated fitness and bodily comfort.
Под тонкой шелковой пижамой угадывалось крепкое тело.
He smiled frequently, showing large and prominent teeth.
Все на нем было как нельзя более добротно, и от него так и веяло благополучием.
"I was going to look you up," he cried enthusiastically.
Он часто улыбался, обнажая крепкие, торчащие вперед зубы.
"I'm taking a couple of weeks off.
— А я ведь собирался разыскать тебя! — бодро кричал он.
If you'll sit down a sec I'll be right with you.
— Я приехал сюда развлечься, недельки на две.
Going to take a shower."
Присядь, я сейчас — только душ приму.
As he vanished into the bathroom his visitor's dark eyes roved nervously around the room, resting for a moment on a great English travelling bag in the corner and on a family of thick silk shirts littered on the chairs amid impressive neckties and soft woollen socks.
Он исчез за дверью ванной, а темные глаза посетителя лихорадочно обежали комнату, задержавшись секунду на объемистом портпледе в углу и целой коллекции дорогих шелковых рубашек, разбросанных по стульям вперемешку с яркими галстуками и мягкими шерстяными носками.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

скачать в HTML/PDF
share