4#

Преступление и наказание, Часть третья. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть третья". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 85  ←предыдущая следующая→ ...

Avdotya Romanovna was looking attentively at her brother, waiting for what would come next.
Авдотья Романовна пристально вглядывалась в брата и ждала дальше.
Both of them had heard of the quarrel from Nastasya, so far as she had succeeded in understanding and reporting it, and were in painful perplexity and suspense.
Обе уже были предуведомлены о ссоре Настасьей, насколько та могла понять и передать, и исстрадались в недоумении и ожидании.
"Dounia," Raskolnikov continued with an effort,
"I don't want that marriage, so at the first opportunity to-morrow you must refuse Luzhin, so that we may never hear his name again."
- Дуня, - с усилием продолжал Раскольников, - я этого брака не желаю, а потому ты и должна, завтра же, при первом слове, Лужину отказать, чтоб и духу его не пахло.
"Good Heavens!" cried Pulcheria Alexandrovna.
- Боже мой! - вскричала Пульхерия Александровна.
"Brother, think what you are saying!"
Avdotya Romanovna began impetuously, but immediately checked herself.
- Брат, подумай, что ты говоришь! - вспыльчиво начала было Авдотья Романовна, но тотчас же удержалась.
"You are not fit to talk now, perhaps; you are tired," she added gently.
- Ты, может быть, теперь не в состоянии, ты устал, - кротко сказала она.
"You think I am delirious?
- В бреду?
No...
You are marrying Luzhin for _my_ sake.
Нет...
Ты выходишь за Лужина для меня.
But I won't accept the sacrifice.
А я жертвы не принимаю.
And so write a letter before to-morrow, to refuse him...
И потому, к завтраму, напиши письмо... с отказом...
Let me read it in the morning and that will be the end of it!"
Утром дай мне прочесть, и конец!
"That I can't do!" the girl cried, offended, "what right have you..."
- Я этого не могу сделать! - вскричала обиженная девушка.
- По какому праву...
"Dounia, you are hasty, too, be quiet, to-morrow...
- Дунечка, ты тоже вспыльчива, перестань, завтра...
Don't you see..." the mother interposed in dismay.
Разве ты не видишь... - перепугалась мать, бросаясь к Дуне.
"Better come away!"
- Ах, уйдемте уж лучше!
"He is raving," Razumihin cried tipsily, "or how would he dare!
- Бредит! - закричал хмельной Разумихин, - а то как бы он смел!
To-morrow all this nonsense will be over... to-day he certainly did drive him away.
Завтра вся эта дурь выскочит...
А сегодня он действительно его выгнал.
That was so.
Это так и было.
And Luzhin got angry, too....
Ну, а тот рассердился...
He made speeches here, wanted to show off his learning and he went out crest-fallen...."
Ораторствовал здесь, знания свои выставлял, да и ушел, хвост поджав...
"Then it's true?" cried Pulcheria Alexandrovna.
- Так это правда? - вскричала Пульхерия Александровна.
"Good-bye till to-morrow, brother," said Dounia compassionately--"let us go, mother...
- До завтра, брат, - с состраданием сказала Дуня, - пойдемте, маменька...
Good-bye, Rodya."
Прощай, Родя!
"Do you hear, sister," he repeated after them, making a last effort,
"I am not delirious; this marriage is--an infamy.
- Слышишь, сестра, - повторил он вслед, собрав последние усилия, - я не в бреду; этот брак - подлость.
Let me act like a scoundrel, but you mustn't... one is enough... and though I am a scoundrel, I wouldn't own such a sister.
Пусть я подлец, а ты не должна... один кто-нибудь... а я хоть и подлец, но такую сестру сестрой считать не буду.
It's me or Luzhin!
Или я, или Лужин!
Go now...."
Ступайте...
"But you're out of your mind!
- Да ты с ума сошел!
Despot!" roared Razumihin; but Raskolnikov did not and perhaps could not answer.
Деспот! - заревел Разумихин, но Раскольников уже не отвечал, а может быть, и не в силах был отвечать.
He lay down on the sofa, and turned to the wall, utterly exhausted.
Он лег на диван и отвернулся к стене в полном изнеможении.
Avdotya Romanovna looked with interest at Razumihin; her black eyes flashed; Razumihin positively started at her glance.
Авдотья Романовна любопытно поглядела на Разумихина; черные глаза ее сверкнули: Разумихин даже вздрогнул под этим взглядом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1