4#

Призрак оперы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Призрак оперы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1839 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 240  ←предыдущая следующая→ ...

At last, I received the proof that my presentiments had not deceived me, and I was rewarded for all my efforts on the day when I acquired the certainty that the Opera ghost was more than a mere shade.
Наконец я получил доказательство того, что интуиция не обманула меня.
Все мои усилия были вознаграждены, и я обрел уверенность в том, что привидение в Опере было больше, чем призрак.
On that day, I had spent long hours over THE MEMOIRS OF A MANAGER, the light and frivolous work of the too-skeptical Moncharmin, who, during his term at the Opera, understood nothing of the mysterious behavior of the ghost and who was making all the fun of it that he could at the very moment when he became the first victim of the curious financial operation that went on inside the "magic envelope."
В тот день я провел долгие часы, углубившись в чтение
«Мемуаров импресарио», легковесной книги чрезмерно скептичного Армана Мушармена, который за время своей службы в Опере так ничего и не понял в ставящем в тупик поведении призрака, энергично высмеивал его, тогда как сам стал первой жертвой любопытной финансовой операции, получившей название «магический конверт».
I had just left the library in despair, when I met the delightful acting-manager of our National Academy, who stood chatting on a landing with a lively and well-groomed little old man, to whom he introduced me gaily.
Чувствуя, что прихожу в уныние, я покинул библиотеку и встретил администратора нашей Национальной академии музыки.
Он оживленно беседовал с элегантно одетым маленьким пожилым человеком, которому с радостью представил меня.
The acting-manager knew all about my investigations and how eagerly and unsuccessfully I had been trying to discover the whereabouts of the examining magistrate in the famous Chagny case, M. Faure.
Администратору было известно, как нетерпеливо и, увы, тщетно я пытался узнать о местонахождении мсье Фора, мирового судьи, расследовавшего знаменитое дело Шаньи.
Nobody knew what had become of him, alive or dead; and here he was back from Canada, where he had spent fifteen years, and the first thing he had done, on his return to Paris, was to come to the secretarial offices at the Opera and ask for a free seat.
Никто не мог сказать мне, что стало с ним, жив он или мертв.
Он только что вернулся из Канады, где пробыл пятнадцать лет.
The little old man was M. Faure himself.
Этот маленький старик и был сам мсье Фор.
We spent a good part of the evening together and he told me the whole Chagny case as he had understood it at the time.
Мы провели вместе добрую половину вечера, и мсье Фор поведал мне о деле Шаньи.
He was bound to conclude in favor of the madness of the viscount and the accidental death of the elder brother, for lack of evidence to the contrary; but he was nevertheless persuaded that a terrible tragedy had taken place between the two brothers in connection with Christine Daae.
Он считал, что виконт страдал душевным недугом, а смерть его старшего брата была случайностью, и не сомневался в том, что к страшной трагедии, разыгравшейся между братьями, Кристина Доэ имела прямое отношение.
He could not tell me what became of Christine or the viscount.
Ему не было известно ни о ее судьбе, ни о судьбе виконта.
When I mentioned the ghost, he only laughed.
И, конечно, Фор только рассмеялся, когда я упомянул о призраке.
He, too, had been told of the curious manifestations that seemed to point to the existence of an abnormal being, residing in one of the most mysterious corners of the Opera, and he knew the story of the envelope; but he had never seen anything in it worthy of his attention as magistrate in charge of the Chagny case, and it was as much as he had done to listen to the evidence of a witness who appeared of his own accord and declared that he had often met the ghost.
Ему рассказывали о странных событиях, которые, казалось, указывали на то, что некое сверхъестественное существо поселилось в Опере, и он знал историю «магического конверта», но во всем этом, он чувствовал, не было ничего, что требовало бы внимания судьи, расследовавшего дело Шаньи.
Однако он выслушал показания свидетеля-добровольца, который рассказал, что сам видел привидение.
скачать в HTML/PDF
share